ИК 33 Саратов

УФСИН России по Саратовской области сообщает

В соответствии с пунктом 23 поручения Правительства Российской Федерации от 16.03.2020 года №ММ-П9-1861 и рекомендациями Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации в целях недопущения случаев заноса и распространения заболеваний в учреждениях и органах ФСИН России временно ограничен личный прием граждан.

Просим обращаться по всем вопросам письменно посредством почтовой связи или через Интернет-приемную УФСИН России по Саратовской области

Об отмене ограничений будет сообщено дополнительно, в том числе на официальном сайте ФСИН России и сайтах территориальных органов ФСИН России.

Телефон: (8452) 24-21-10

Прием граждан по личным вопросам: пятница 10:00-12:00

Заместители:
— по безопасности и оперативной работе — Сухотеплый Виталий Леонидович
Прием граждан по личным вопросам: понедельник, суббота 11:00-17:00
— Врио заместителя по кадрам и воспитательной работе с осужденными — Бычковский Максим Олегович
Прием граждан по личным вопросам: вторник 11:00-17:00
— по тылу — Шишов Сергей Николаевич
Прием граждан по личным вопросам: среда, воскресенье 11:00-17:00
— по производству —
Прием граждан по личным вопросам: четверг, суббота 11:00- 17:00

— по охране — Кочин Роман Викторович

Прием граждан по личным вопросам: суббота 11:00-17:00
Врио главного бухгалтера бухгалтерии — Хантемирова Надежда Ивановна
Прием граждан по личным вопросам: среда 11:00-17:00

Начальник филиала «Медицинская часть №10» ФКУЗ МСЧ-64 ФСИН России — Павлова Виктория Викторовна
Прием граждан по личным вопросам: среда, пятница 10:00-12:00

График работы комнаты приема и досмотра передач, проведения краткосрочных свиданий:
10:00-15:00 — прием документов и заявлений на предоставление краткосрочных, длительных свиданий, прием передач, бандеролей
10:00-18:00 — предоставление краткосрочных свиданий
16:00-18:00 -завод осужденных и родственников на длительное свидание
14:00-16:00 — вывод осужденных и родственников с длительного свидания
Бланк заявления на предоставление длительного свидания
Бланк заявления на предоставление краткосрочного свидания
Бланк заявления на прием передачи

Банковские реквизиты учреждения

Краткое наименование учреждения

ФКУ ИК-33 УФСИН России по Саратовской области

ИНН

КПП

Управление федерального казначейства

УФК по Саратовской области

Лицевой счет в УФК

Банк

ОТДЕЛЕНИЕ САРАТОВ Г.САРАТОВ

БИК

Номер расчетного (депозитного) счета для

учета личных денежных средств осужденных,

подозреваемых и обвиняемых

В назначении платежа необходимо указать фамилию имя отчество полностью и год рождения осужденного, которому предназначается перевод.

История учреждения

Исправительно-трудовая колония №33 была организована во исполнение решения Саратовского областного исполкома Совета депутатов трудящихся от 15 февраля 1957 года «О расширении и создании новых исправительно-трудовых колоний в области». Приказ начальника Управления МВД по Саратовской области об открытии контрагентской ИТК-33 с лимитом наполнения 650 человек для впервые осужденных мужчин, на базе строительных объектов Саратовстроя Министерства строительства РСФСР был подписан 9 августа 1958 года. Первыми постройками на территории колонии стали жилые бараки, «больничка» и комната свиданий, оперативно-режимная и дежурная части, контрольно-пропускной пункт.

До 1966 года колония была чисто контрагентской. Собственное производство отсутствовало, осужденные работали на крупных стройках города: возводили здания и объекты завода электронного машиностроения, троллейбусное депо на 8 Дачной, НИИ «Техстекло», жилые дома в районе 3-й Советской больницы и в районе телецентра. Труд спецконтингента на строительстве в Саратове широко использовался с 1946 года. Тогда специально для застройки вновь образованного Ленинского района города промышленными объектами и жильем был создан так называемый Саратовский лагерь МВД СССР на десять тысяч заключенных. Во второй половине 1950-х годов лагеря в СССР стали упразднять, заменяя их колониями. Колонией, «пришедшей на смену» Саратовскому лагерю, стала ИТК-33. Первые два отряда осужденных, а суммарно 300 человек, в колонию завезли как раз из 30-го отделения Сарлага, незадолго до того преобразованного в исправительно-трудовую колонию и почти тут же закрытого.

В 1963 году начальником колонии назначается Владимир Алексеевич Матвеев, занимавший этот пост более пятнадцати лет. Начинается большая работа по совершенствованию инфраструктуры учреждения. В 1966 году стартовало строительство собственного жилого городка для сотрудников учреждения. Первые два дома были заселены в ноябре 1967 года. В этом же году колонии был выделен земельный участок под строительство объектов производственной зоны.

В кратчайшие сроки в ИТК-33 построили производственный корпус (сейчас это — внутренний пролет цеха № 2), доставили и установили более 250 единиц оборудования, шесть генераторов тока высокой частоты, десять термических печей для закаливания и цементации деталей. Совместно с заводом электронного машиностроения колония организовала производство каркасов, узлов и деталей электронных машин. При цехе № 2, прямо под открытым небом, оборудовали еще один производственный участок. Данный участок освоил изготовление оснастки для заводов железобетонных и металлоконструкций. Территория производственной зоны тогда была отделена от жилой, и выводить осужденных на работу приходилось через две линии охраны, под конвоем.

Постепенно, начиная с 1968 года, в ИТК-33 выросли здания ПТУ (ныне помещение, функционирующее в режиме СИЗО), школы и спортивного зала, овощехранилища и гаража, административного корпуса. Произошло объединение производственной и жилой зон в одну территорию, для этого пришлось засыпать разделявший их прежде овраг. В связи с большими потребностями предприятий народного хозяйства в оснастке и инструменте на повестку дня встал вопрос об организации в ИТК-33 инструментального цеха.

К этому времени цех № 2 значительно нарастил свои мощности. В нем было занято уже около 600 осужденных. В 1969 году МВД СССР рассмотрело вопрос об организации в ИК-33 производства поковок и штампов для внутриведомственных, как выразились бы сейчас, поставок. Планируемое к открытию кузнечное производство должно было стать одним из крупнейших в регионе. В целях его обеспечения начался целый комплекс строительных работ: прокладка водовода и канализации, газопровода и дополнительных электрических линий, возведение новой котельной и компрессорной станции, прокладка железнодорожной ветки. Продолжалось интенсивное поступление в колонию нового технологического оборудования. На производственных площадях цеха № 1, где сейчас столярный участок, совместно с заводом механических приборов был освоен выпуск пресс-масленок, поршневого пальца двигателя грузовика ГАЗ-51, зажимов для заводов железобетонных конструкций.

В период 1979-1982 годов начальником колонии являлся подполковник внутренней службы Александр Григорьевич Завертайло, в 1983-1985 годах -капитан внутренней службы Валерий Александрович Козлов, в 1985-1989 годах – подполковник внутренней службы Николай Валерьевич Данилин. В эти годы учреждение находилось на пике своей производственной мощности. Выпускаемые ИТК-33 изделия пользовались большим спросом в стране и за рубежом, неоднократно выставлялись на международных ярмарках. В 1980 году на международной ярмарке в Познани (Польша) изделию СОГ-903А была присуждена золотая медаль. В 1984 году золотая медаль была присуждена изделию УМЦ-901А на международной Липецкой ярмарке. Позднее комплексы СОГ-904А и ПКЖ-903 получили золотую медаль ВДНХ СССР, а группа сотрудников, внедрявших их в производство, была награждена правительственными наградами. Шло строительство общежитий для осужденных нового типа. Построено новое здание банно-прачечного комбината. Благоустраивалась территория производственной зоны.

С 1989 года по 1992 год начальником колонии был подполковник внутренней службы Евгений Николаевич Максимов. В тот период в связи с расширением выпуска холодильников и морозильных камер на Саратовском электроагрегатном производственном объединении было принято решение передать производство комплектующих в ИТК-33. Во втором корпусе разместился цех по изготовлению деталей для холодильного оборудования. В жилой зоне учреждения был построен спорткомплекс с бассейном. Но самое значимое событие тех лет, имевшее огромный общественный резонанс – строительство православного храма, первого на территории российских пенитенциарных учреждений.

Православный храм во имя Блаженной Ксении Петербуржской был заложен 18 апреля 1991 года на территории бывшего спортгородка для осужденных. Это достаточно сложное в инженерном отношении сооружение возвели, не имея какого-либо опыта церковного строительства и даже планового проекта здания, силами и на средства осужденных из числа православной общины колонии. 6 февраля 1992 года храм был освящен. Он получился очень красивым, и внутри и снаружи его украсили росписи, выполненные художником-самоучкой В. Грибовым, который отбывал в учреждении срок наказания. 22 июня 1993 года колонию посетил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Он провел службу в храме, пообщался с осужденными и лично с осужденным Грибовым. Вернувшись в Москву, Патриарх обратился в Верховный Суд РФ с прошением о помиловании Грибова, которое вскоре было удовлетворено.

Удержал за левую руку…

На сцене нас ждет ансамбль. Молодому парню с гитарой помогают двое – барабанщик и бас-гитарист. Под музыку в стиле группы «Сплин» он вполне прилично исполняет рок-композицию собственного сочинения с замысловатым текстом. Председатель ОНК интересуется, нельзя ли вместо рока исполнить что-нибудь ко Дню Победы. «Понимаете, артисты – они не хотят показывать что-то сырое, – шепотом объясняет Дмитрий Нащекин выбор репертуара. – Еще у нас проблема: два музыканта освободились условно-досрочно, и в ансамбле теперь некому играть!»

«Отпустили музыкантов? Это упущение! Надо вернуть!» – поддержал разговор Владимир Незнамов.

К концу «экскурсии» мы уже стали привыкать к сидящим в колонии мастерам спорта и прочим «мастерам» на все руки. Но апофеозом когнитивного диссонанса с действительностью стал 35-летний ведущий «Своей игры» Вадим – наш коллега, журналист, работавший в нескольких саратовских изданиях. У Вадима голубые глаза, светлые волосы и два высших образования, политология и философия, в колонии он сидит по статье 163 – «вымогательство». Его история – такая же запутанная, как история 57-летнего дедушки с мешком конопли.

После смерти маленькой дочери, которая умерла от рака крови в саратовской клинике гематологии в 2005 году («жуткое место на самом деле…»), Вадим помогал лежащим там маленьким пациентам – вместе с артистами ТЮЗа устраивали праздники, собирали деньги на игрушки и лекарства и т.п. Потом парень переехал в Москву и там узнал об общественной организации «Безопасное детство», специализировавшейся на защите детей от сексуального насилия в интернете. По словам Вадима, на другую одиозную организацию, о которой мы, к слову, подробно писали, «Окупай педофиляй», его организация совсем не похожа, хотя занимается по сути тем же – ловит педофилов. Ловля происходит «на живца» – педофил назначает ребенку встречу, гостями которой неожиданно оказываются волонтеры. Они прижимают преступника к стенке, популярно объясняя, как он неправ. Методы объяснения могут быть разные, у «Окупай» это различные издевательства, вплоть до поливания мочой.

Одна такая «встреча» и привела Вадима в колонию, хотя, по его словам, ничего плохого он не делал. Просто человеком, который назначил встречу несовершеннолетней девочке, оказался, по его словам, сын одного из московских районных силовиков. При встрече с волонтерами он вызвал помощников, которые тоже оказались сотрудниками полиции. Позже мужчина обвинит Вадима в вымогательстве – в уголовном деле будет фигурировать сумма пять тысяч рублей и формулировка: «применили физическое насилие, придерживая потерпевшего за левую руку».

По словам осужденного, волонтеры действительно не давали педофилу уйти, но никаких денег с него не вымогали.

Пока шло следствие, Вадим сидел в Бутырке. Матери двух девочек, которых он в свое время защитил в аналогичной ситуации, пришли на суд защитить его. Но это не помогло – Вадима осудили на пять лет. Апелляционная инстанция оставила приговор в силе, а кассацию в отсутствие протокола судебного заседания он еще не подал.

«То мастера спорта у вас, то журналисты» – подводим мы итог увиденному.

«Да что журналисты! У нас и министры есть! Точнее, были!» – хвалится контингентом начальник колонии.

К сожалению или к счастью, ни одного министра в местных интерьерах мы не увидели. Зато увидели бывшего учителя истории и директора сельской школы Перелюбского района Виталия Васильевича Нечепурнова, осужденного на два года за мошенничество.

В местном музее Виталий Васильевич подготовил ко Дню Победы масштабную историческую реконструкцию – панораму Сталинградского сражения 23 августа 42-го. «Это был бой, в котором женский зенитный полк, созданный из жительниц Сталинграда, противостоял танковому немецкому корпусу. 150 девчат отражали атаку 150 танков», – рассказал осужденный преподаватель истории, добавив, что когда-то он и сам был в тех краях на раскопках в составе поисковых отрядов.

О том, как он из историка стал зеком, мужчина рассказывать не захотел, сказал лишь, что занимался сельским хозяйством, а потом «произошло мошенничество»…

«Танк украл. И закопал», – грустно пошутил кто-то, не дождавшись подробностей.

«Вроде уголовная статья, а серьезной общественной опасности, может, и не представляет. У кого бизнес не пошел, кто с кредитом не смог рассчитаться», – пожалел «экономистов» Дмитрий Нащекин.

По количеству обезвреженных мошенников в колонии, таких как шахматист Авдеев и учитель истории Нечепурнов, сразу видно: государство борется с коррупцией не на шутку…

УК «Гольфстрим» и рассольник «Ленинградский»

…Вытянувшись в струну, дежурный сержант Банников докладывает, что в тюремной столовой без происшествий – идет подготовка к обеду. У заключенного в белом поварском халате, встречающего делегацию у входа, знакомое лицо, в котором узнаем Матвея Смирнова, директора скандально известной УК «Гольфстрим», осужденного за взрыв газа, из-за которого погибла семья из четырех человек. Своего перевода в колонию-поселение Матвей тихонько ожидал в тюремной столовой. Мы хотели пообщаться с экс-директором и расспросить его о деятельности управляющей компании, за которой, по нашим данным, стояли совсем другие люди. Эти люди в настоящий момент не только находятся на свободе (своим сроком Смирнов фактически их прикрыл), но и занимаются коммунальным обслуживанием населения под новой вывеской. Но зная о грядущем смягчении наказания, мужчина решил не рисковать и от общения с журналистами отказался. Пока готовился материал, Смирнова этапировали из 33-й колонии в колонию-поселение.

…»Попробуйте, пожалуйста, это рассольник «Ленинградский»! – суетится над огромными чанами с едой средних лет мужчина с черными усами и в таком же, как у Смирнова, поварском халате.

Юрий Иванович Иванов заведует тюремной столовой вот уже восемь лет, а по совместительству занимает должность уполномоченного по правам осужденных. Где еда, там и права – Юрий Иванович ведет нас от одного чана к другому, давая попробовать то суп, то капустную солянку, то мясные тефтели. И на вид, и на вкус все выглядит гораздо более аппетитно, чем ожидаешь от еды в тюрьме.

«А вот наш зал диетпитания!» – с воодушевлением продолжает завстоловой. – Сегодня у меня по диете: суп рисовый с яйцом, яйцо со своего подсобного хозяйства.

На второе – картофельное пюре с зеленым луком и тефтели на пару…»

«А из чего тефтельки?» – интересуется Владимир Незнамов, аппетитно шевеля усами, – тефтели, и правда, вкусные.

«Полностью мясо и рис, чуть муки, соль, перец, больше ничего не добавляем, – делится рецептом тюремный ресторатор. – Также по диете икра свекольная, огурцы из нашей теплицы, мы ими питаемся всю зиму. Попробуйте – только сегодня сняли с грядки. Вы таких нигде не купите, честное слово! Всю зиму питаемся своим зеленым луком – по 6 кг каждый день нам сдается в столовую из теплицы. Это – помимо нормы. А еще мы сами делаем пельмени и печем хлеб, попробуйте наш ароматный горячий хлеб!»

«Вы понимаете, человек просто фанат своего дела», – пытается объяснить причины кулинарного радушия Денис Анисимов.

«Чего думать? Все уже сделано….»

Мы идем по длинному узкому коридору ШИЗО, за стенами которого находятся «штрафники», нарушители внутренней дисциплины и распорядка учреждения. Максимальный срок наказания в изоляторе – 15 суток.

«Руководство колонии! Встали, построились!» – специфический голос дежурного сотрудника смешивается с грохотом открывающейся двери тюремного изолятора. Парням, стоящим посреди камеры с заложенными за спину руками, на вид максимум лет двадцать.

«Березин Алексей Викторович, статья 111 часть 4», – привычным голосом рапортует невысокий пацан с черными волосами и потухшими глазами.

Алексею 19, он из Советского района, в колонии сидит за убийство. В компании с друзьями пили, поссорились, избили человека, за что избили, никто не помнит, человек потом скончался, а Алексей получил 9 лет и 3 месяца. Сначала «мотал срок» в воспитательной колонии, потом попал сюда.

О своих чувствах по этому поводу осужденный Березин говорит неохотно. Сидящим людям не до душевных излияний, они никому не верят и ничего ни от кого не ждут. У большей части из них пустые, отсутствующие глаза – глаза людей, живущих по ту сторону относительно свободной жизни. Все, кто приходит к ним с воли, с проверками или без, для них чужие, включая «корреспондента самого популярного издания», как комплиментарно представил нас заключенным Владимир Незнамов. Да, он, видимо, испортил себе жизнь, да, жалеет, на его месте «любой бы жалел»… Но что он обо всем этом думает? Да ничего. «Чего думать? Все уже сделано….»

У его сокамерника из Балаковского района Андрея С. статья «полегче» – он здесь за разбой, сопряженный с насилием. На улице вместе с подельниками избили и ограбили мужчину – отняли сотовый телефон. Парням нужны были деньги на развлечения. Работы у Андрея не было, с родителями находился в ссоре. Теперь 19-летний парень четыре года будет «развлекаться» в колонии…

Мама Андрея по-прежнему в Балакове, иногда навещает его. Видится с сыном и мама Алексея. Отцов у обоих нет, зато есть камера метров шесть на двоих с двумя откидными нарами и туалетом, огороженным фанеркой. Условия в ШИЗО суровее отрядных – в камере заключенные сидят весь день и читают «книги про войну»… Это не тяжело и не легко, это то, от чего «деваться некуда».

В колонии парни ничем не занимаются и жалоб на жизнь не имеют. Они со всем согласны, всем довольны, в ШИЗО помещены справедливо…

Их спокойное равнодушие не мешает пламенному настрою Владимира Незнамова.

«Коллеги, друзья, товарищи! – начал торжественное вещание председатель ОНК. – Для вас в 2008 году в стране создан правозащитный институт! Принят 76-й федеральный закон, позволяющий защищать ваши права! В каждом регионе, в каждой области создана специальная комиссия, которая действует на основании закона. На основании закона, понимаете? Это очень важно! И если ваши родственники или вы считаете, что ваши права нарушаются, вы имеете право обратиться, попросить руководство связаться, и мы обязаны к вам приехать, выслушать и встать на защиту ваших прав. Понятно, да?..»

«Да-да-да…» – «успокоил» проверяющего убийца Березин. Но Незнамов не собирался успокаиваться.

«Поэтому когда вернетесь в отряд, там у вас юридический уголок есть, там даже моя фотография есть, – продолжал взывать председатель, – почитайте, там семь позиций, черт его знает когда, но вдруг придется обратиться?! Люди-то обращаются! Последний случай: к моему сотруднику на вокзале подходит мужчина, говорит: слушай, брат, я откинулся, дай денег на билет домой доехать! – Где сидел? – Тот колонию называет. А сотрудник ему тест – председателя ОНК назови? Тот ему – Незнамов, что ли? Сотрудник ему раз – и тысячу дает! Вот так вот! Знать надо людей, которые защищают!»

На словах про тысячу потухшие глаза осужденного Березина оживились, он с некоторым интересом посмотрел на выступавшего перед ним правозащитника, но тот, пожелав «всего доброго», направился в другую камеру.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *