Бандитизм УК

Разграничение разбоя от смежных составов преступлений

В правоприменительной практике остается еще немало спорных вопросов квалификации разбоя и отграничения его от других составов преступлений, и прежде всего это касается грабежа и вымогательства. Разбой, как и грабеж, является одной из форм хищения. Необходимость рассмотрения вопроса о разграничении разбоя и грабежа в первую очередь объясняется все еще встречающимися в судебной практике ошибками при квалификации данных видов преступлений.

Разбой — нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ст.162 УК) .

Грабеж — это более опасная форма хищения, чем кража, мошенничество, присвоение и растрата. Он определяется в Уголовном кодексе Российской Федерации как открытое хищение чужого имущества, совершенное без насилия (ч.1 ст.161 УК) либо соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего либо с угрозой применения такого насилия (п.»г» ч.2 ст.161 УК).

Главное отличие грабежа от разбоя состоит в степени интенсивности и объеме насилия, ибо разбой всегда связан с насилием, опасным для жизни или здоровья, в то время как грабеж может быть совершен без насилия либо с насилием, но не опасным для жизни и здоровья потерпевшего. Определение последствий физического насилия, как при грабеже, так и при разбое хотя и имеет существенное значение для правильного разграничения данных составов преступлений, но этим установление степени насилия еще не исчерпывается. Во всех случаях применения физического насилия, как при грабеже, так и при разбое следует учитывать не только последствия физического насилия, но и другие обстоятельства по делу, в частности способ действия виновного при применении этого насилия, имеющий важное значение для квалификации содеянного .

Действия лица по завладению чужим имуществом, соединенные с физическим насилием, последствия которого охватываются понятием насильственного грабежа, надлежит квалифицировать как разбой во всех случаях, когда в момент применения этого насилия оно является реально опасным для жизни или здоровья потерпевшего.

В ряде случаев физическое насилие, характерное для насильственного грабежа, может явиться способом выражения угрозы насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего. В таких случаях квалификация действий виновного должна происходить с учетом характера этой угрозы, а не фактически причиненного вреда.

Угроза, выраженная, например, словами «убью», «зарежу» и т.п., так же как угроза, выраженная посредством «обещания» использовать против потерпевшего оружие или другие предметы, объективно его заменяющие, либо демонстрация их перед потерпевшим, воспринимаемая им именно как угроза насилием, опасным для его жизни или здоровья, являются психическим насилием, характерным только для разбоя.

Неправильная оценка характера угрозы может иметь место не только тогда, когда она выражена в неопределенной форме, но даже и тогда, когда угроза физическим насилием выражена преступником вполне определенно.

Угроза причинить физическое насилие при завладении чужим имуществом может и не быть реальной в объективном смысле этого слова. Тем не менее, и в этих случаях, если потерпевший воспринимает угрозу, хотя бы и мнимую, как реальную и виновный именно на это и рассчитывает, совершенные виновным действия необходимо квалифицировать в соответствии с характером этой угрозы .

Более сложным является отграничение насильственного грабежа от разбоя, когда психическое насилие при завладении чужим имуществом выражается виновным неопределенно. Таковым психическим насилием является, например, угроза: «Отдай деньги, а то будет хуже!» и т.п.

Преступник в этих случаях прямо не высказывает намерения убить потерпевшего, причинить вред его здоровья либо же применить к нему любое другое насилие, опасное для жизни или здоровья, не демонстрирует перед потерпевшим оружие или иные предметы, объективно его заменяющие.

Применительно к таким случаям вопрос о признании в действиях виновного грабежа или разбоя решается следующим образом. Прежде всего, необходимо учитывать главное — субъективное восприятие потерпевшим характера применяемой виновным угрозы. Однако это обстоятельство нельзя расценивать в качестве единственного критерия для разграничения указанных составов преступлений, поскольку субъективное представление потерпевшего может быть нередко неадекватным реальному содержанию угрозы, выраженной неопределенно в той или иной форме. Поэтому в таких случаях суд должен всесторонне проанализировать конкретную обстановку совершения преступления (место, время, возможность позвать на помощь и т.п.), учесть объективный характер действий виновного и все другие фактические обстоятельства по делу и, исходя из этого, решить вопрос о квалификации действий виновного .

В тех случаях, когда угроза насилием при завладении чужим имуществом выражается преступниками неопределенно, а потерпевшие воспринимают ее как угрозу насилием, опасным для жизни или здоровья, однако характер последующих действий виновных свидетельствует о том, что они не желали применить в отношении потерпевшего такое насилие, их действия следует рассматривать как насильственный грабеж.

В судебной практике известные трудности при разграничении грабежа и разбоя вызывают и такие случаи, когда при завладении чужим имуществом виновный угрожает потерпевшему определенным насилием, приведение которого в исполнение может вызвать различные последствия, начиная от побоев и легкого вреда здоровью и кончая смертью лица. Таким насилием является, например, угроза избиением.

Вопрос о квалификации действий виновного в этих случаях должен решаться аналогично тому, как и при наличии угрозы, выраженной неопределенно, т.е. с учетом как субъективного восприятия потерпевшим характера угрозы, так и всех других обстоятельств дела.

Необходимо также учитывать, что разбой считается оконченным уже с момента осуществления нападения на личность независимо от того, была ли достигнута цель завладения чужим имуществом или нет.

Практика не всегда учитывает названные разграничительные признаки грабежа и разбоя, несмотря на то, что они неоднократно оговаривались в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Результат — неправильная квалификация содеянного.

Примером может служить дело Жилина. Московским областным судом Жилин был осужден по ч. 2 ст. 146 УК РФ. Суть дела такова: Мухин (дело в отношении него было выделено в отдельное производство), по предварительному сговору и, действуя согласованно с Жилиным, с целью завладения личным имуществом Дедова обманным путем, под видом осмотра продающейся видеоаппаратуры, привел его на квартиру Жилина. Там Жилин напал на Дедова и, сбив последнего с ног, нанес ему удары кулаками и ногами, причинив легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья. Применяя насилие, Жилин связал Дедова электрошнуром и отобрал у него деньги в сумме 1600 руб., после чего из автомашины потерпевшего, стоявшей во дворе дома, открыто похитил его личное имущество — видео- и аудиокассеты стоимостью 1400 руб. Обосновывая обвинение Жилина в совершении разбоя, Московский областной суд указал в приговоре, что действия Жилина подлежат квалификации по ч. 2 ст. 146 УК РФ, «поскольку он совершил нападение с целью завладения личным имуществом гражданина, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, и с угрозой применения такого насилия, по предварительному сговору группой лиц» .

Президиум Верховного Суда РФ указал следующее. По смыслу закона, действия виновного могут быть квалифицированы как разбой лишь в том случае, когда нападение с целью хищения чужого имущества соединено с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия. При этом под насилием, опасным для жизни и здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение потерпевшему тяжкого телесного повреждения, менее тяжкого телесного повреждения, а также легкого телесного повреждения с кратковременным расстройством здоровья. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, потерпевшему Дедову действиями Жилина были причинены множественные кровоподтеки и ссадины лица, которые относятся к легким телесным повреждениям, не повлекшим кратковременного расстройства здоровья. В материалах дела отсутствуют и доказательства угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

При таких данных содеянное Жилиным должно быть квалифицировано как насильственный грабеж. Точно такое же разъяснение было дано в Определении Судейской коллегии Верховного Суда РФ по делу Власова .

Наиболее часто возникает вопрос о соотношении признаков вымогательства и разбоя, учитывая, что именно эти два состава находятся достаточно близко друг к другу по своим характеристикам. Здесь следует отметить, что основной принцип отграничения вымогательства от разбоя заключается в том, что угроза насилием и реализация угрозы при вымогательстве всегда отстоят друг от друга во времени. Если при разбое психическое насилие представляет собой угрозу немедленной расправы над потерпевшим, то при вымогательстве виновный угрожает привести ее в исполнение в будущем, при этом может указываться сравнительно отдаленное время удовлетворения вымогательского требования, момент передачи требуемого может не уточняться вовсе либо предполагается передача имущества вслед за предъявлением требования.

Данный подход является доминирующим в уголовно-правовой литературе и особых дискуссий не вызывает. То же касается и другого критерия, который заключается в том, что при разбое насилие применяется как способ для завладения имуществом, а при вымогательстве насилие, кроме того, может служить как средством мести за отказ удовлетворить незаконные требования со стороны потерпевшего. При вымогательстве насилие может выражаться в угрозах физического насилия, угрозах уничтожения или повреждения имущества, угрозах распространения сведений, позорящих потерпевшего и его близких, а равно иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего и его близких (ч. 1 ст. 163 УК РФ), а также в применении физического насилия (п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ), в то время как при разбое насилие имеет форму физического насилия и угрозы применения физического насилия. Как видно, два вида насилия во многом совпадают, поэтому здесь необходимо использовать дополнительный критерий разграничения .

При разбое важное значение необходимо уделять соотнесению момента применения насилия и момента завладения чужим имуществом — эти моменты должны быть взаимосвязаны причинно-следственной связью, а именно насилие должно осуществляться с целью хищения чужого имущества. При разрыве этой причинно-следственной и временной связи действия виновного должны квалифицироваться либо как совокупность преступлений (причинение вреда плюс разбой), либо как вымогательство. В конкретных ситуациях бывает сложно определить момент завладения имуществом и соответствующий умысел «в настоящем» («немедленно») или «в будущем». На наш взгляд, здесь следует учитывать то обстоятельство, имеет или не имеет возможность потерпевший обдумать ситуацию и предпринять какие-либо защитительные меры. При разбое такой возможности нет, при вымогательстве такая возможность имеется.

Учитывая противоречивые разъяснения высшей судебной инстанции, соответствующее решение Пленума ВС РФ по делам о вымогательстве представляется необходимым скорректировать, имея в виду, что вымогательство может быть сопряжено с непосредственным изъятием имущества только в том случае, если предмет преступления выходит за пределы предмета разбоя (например, виновный требует подписать договор на имущественные права, что невозможно при разбое) .

Практика последних лет свидетельствует о все чаще встречающихся случаях применения изощренных пыток, которые не оставляют на теле жертвы внешних следов, не влекут за собой телесных повреждений, опасных для жизни: например, использование электротока, раскаленного утюга, паяльника, плойки для волос, подвешивание жертвы вниз головой за ноги и т.п.

К сожалению, закон не предусматривает такой признак насилия, как истязание, хотя бандиты с целью сломить волю потерпевшего к сопротивлению и выдачи требуемого имущества нередко прибегают к названным выше изощренным пыткам, которые не влекут за собой телесных повреждений.

Квалификация бандитизма

Это преступление квалифицировано на основании 209-й статьи УК РФ. Его основные признаки:

  • Бандой является группа из двух и более участников;
  • Злоумышленник наказывается и за совершённое преступление, и с учётом его принадлежности к банде. То есть преследовать будут, как совершивших преступление, так и главарей банды, ими руководивших.

Банду от других групп отличает:

  • Устойчивость;
  • Цель – нападение на людей и фирмы;
  • Наличие оружия.

Об устойчивости банды говорит целый набор характеристик:

  • Постоянный состав;
  • Тесные связи между членами;
  • Согласованность действий;
  • Единые методы преступной деятельности;
  • Длительное время существования;
  • Не ограничены одним нападением.

К оружию, используемому для совершения преступлений, относятся любые запрещённые законом средства: огнестрельное, пневматическое оружие, взрывчатые вещества и т.д. Не относятся к нему средства самозащиты, разрешённые для свободного использования: электрошокеры, газовые баллончики и т.п.

Также важно, чтобы оружие было исправным. Иначе, как и в ситуации, когда для совершения преступления использован муляж, квалификация преступных действий будет проходить по другой статье.

Обратите внимание: для квалификации группы лиц как банды достаточно, чтобы хотя бы у одного из них было исправное оружие, и он использовал его во время преступных действий.

Часть 2

Часть 2 той же статьи говорит о мере наказания за участие в банде:

«Участие в устойчивой вооружённой группе (банде) или в совершаемых ею нападениях наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года (в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 27.12.2009 N 377-ФЗ)».

Достаточно вступить в сформированную кем-то банду или поддерживать её материально, чтобы классифицироваться, как участник, даже если не было совершено ни одного фактического посягательства. И, напротив, можно оказаться причастным к «совершаемым нападениям», не будучи постоянным членом группы, если примкнуть к ней для совместного совершения одного преступления. Например, в банде нет человека, умеющего открывать замки определённого типа, и приходится привлекать кого-то со стороны, обещая вознаграждение. Данное лицо как раз попадает под второй пункт 209-й статьи (если только его не заставили под угрозой смерти, нанесения увечий или расправы над другими людьми). Соучастие характеризуется непрямой, но осознанной помощью банде: сообщение сведений об объекте нападения, укрывательство преступников или хранение их оружия, перепродажа награбленного, поиск потенциальных жертв и т. п.

Следует разграничивать соучастие и несообщение о готовящемся преступлении. Первое свидетельствует о получении прибыли от банды за добровольное оказание определённых услуг, а второе – только об умалчивании, за которое также придётся нести ответственность, но гораздо меньшую (не предупреждать правоохранительные органы о предстоящем нападении по закону имеют право только супруги бандитов или их близкие родственники, поскольку в силу понятных причин это сопряжено с моральными страданиями и фактически невозможно).

Организация и деятельность банды

Когда формируется банда, предполагается, что:

  • есть некое лицо, управляющее её членами и выдвигающее или одобряющее планы преступлений – главарь (этот человек необязательно мог стоять у истоков создания группы, нередко кандидатуры утверждаются на импровизированном «голосовании»);
  • насилие рассматривается, как вероятная мера достижения цели, даже если придётся кого-то убить или, например, устроить крупный поджог;
  • в группе будет задействован не один человек (двое и более);
  • организация создаётся специально, чтобы совершать преступления на постоянной основе: нет какой-то единой краткосрочной цели или временных рамок. Бандиты могут скооперироваться, чтобы получать материальную выгоду, либо руководствоваться какими-то другими соображениями и просто запугивать людей и уничтожать имущество;
  • у кого-то из участников есть оружие, причём другие об этом знают, огнестрельное или холодное (в том числе кустарное), подручные предметы, переделанные в оружие – заточки, кастеты и т. п.;
  • направление деятельности может быть разноплановым и нарушать другие статьи УК РФ (грабёж, разбой, убийство, вымогательство и т. д.);
  • участники достигли 16 лет и могут отвечать за свои поступки.

Это называется составом преступления. Бандитизм считается оконченным преступлением с момента создания вооруженной банды, даже если они ещё ни на кого не напали, ничего не забрали и не испортили. Так происходит, потому что сама по себе организация подобной группировки создаёт угрозу для безопасности многих людей.

Понятие бандитизма и признаки банды

Определение 1

Бандитизм – это противоправное общественно опасное умышленное действие, которое выражается в формировании вооруженной устойчивой группы лиц в целях нападения на организации или граждан.

К бандитизму относится руководство этой группой, участие в ней, совершение нападений, которые несут непосредственную опасность обществу, ставят под угрозу здоровье и жизнь неопределенного круга людей, работу учреждений, предприятий, отношения собственности и т.д.

Бандитизм – это классический пример составного преступления, в состав которого входит несколько самостоятельных, менее значимых преступлений. При бандитизме обязательно наличие банды и ее деятельность в виде нападений. Преступление несет общественную опасность, что заключено в подрыве системы безопасности организаций и граждан, в создании угрозы здоровью, свободе, жизни людей. Главным объектом преступного посягательства является общественная безопасность, а факультативными объектами – здоровье, жизнь граждан, работа учреждений, предприятий, отношений собственности.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Бандитизм. Признаки бандитизма. Формы бандитизма 480 руб.
  • Реферат Бандитизм. Признаки бандитизма. Формы бандитизма 230 руб.
  • Контрольная работа Бандитизм. Признаки бандитизма. Формы бандитизма 200 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

К объективной стороне состава преступления относятся действия, направленные на создание вооруженной банды, руководство этой группой, участие в совершаемых нападениях.

Признаки банды:

  • наличие 2 и более лиц (форма соучастия);
  • наличие оружия (вооруженность);
  • устойчивость и сплоченность;
  • специальная цель создания – совершение нападений.

Банда представляет собой единое образование, для которого характерны: определенные действия; постоянное и стабильное выполнение поставленных задач; сопротивление разного рода внешним (со стороны правоохранительных органов, конкурирующих банд) и внутренним (конфликты внутри банды, смена лидера) воздействиям.

Признак вооруженности является обязательным элементом бандитизма (ст. 209 Уголовного кодекса). От доказанности данного признака зависит, признается ли бандой устойчивая организованная преступная группа, сформированная для нападения, или нет. Вооруженность можно представить в виде сочетания двух факторов: обязательное наличие хотя бы у одного из членов банды оружия (заводского изготовления или самодельного, огнестрельного, пневматического, газового, взрывных устройств, метательного или холодного оружия) и осведомленности об этом иных членов банды. Установление осведомленности членов банды о наличии оружия является наиболее сложным аспектом в признаке вооруженности.

В качестве оружия не могут рассматриваться устройства, снаряженные раздражающими или слезоточивыми средствами, электрошоковые устройства, которые не подлежат регистрации и для наличия которых не предусмотрено наличие лицензии — специального разрешения.

Замечание 1

Использование оружия, непригодного к целевому применению или его макетов не может рассматриваться, как признак вооруженности.

Создание банды является организационным средством для совершения преступлений через нападение на учреждения, предприятия и граждан. Для определения границ бандитизма важно изучение содержания нападения. Основным элементом нападения выступает возможность применения или применение насилия.

Для соотношения нападения и насилия характерно, что невозможно нападение, никак не соединенное с насилием. При этом не любое насилие обладает формой нападения. Нападение в уголовно-правовом смысле представляет собой противоправное агрессивное действие, создающее непосредственную и реальную опасность немедленного применения насилия, совершенное с преступной целью.

Отличие от незаконного вооруженного формирования

Банда и вооружённое формирование отличаются по своим целям. Банда нападает на людей или организации, с целью завладеть их имуществом или заставить их выполнять какие-то действия в их интересах. В то же время незаконное вооружённое формирование существует для охраны каких-то лиц, либо для осуществления подготовки сторонников, чтобы в будущем заниматься политической и военной деятельностью, участвовать в национальных, религиозных и иных конфликтах.

Статья 209 УК РФ за бандитизм: комментарий

Учитывая специфику конкретных преступлений, для определения того кто такие бандиты и что такое бандитизм, служит также специальный комментарий к статье Уголовного кодекса.

Наказанию по этой статье подлежат лица не младше 16 лет, признанные дееспособными. Но если в банде есть участники, не достигшие этого возраста, они также могут понести наказание за конкретные преступления, в отношении которых возрастной порог ответственности ниже. Так, с 14 лет к ответственности привлекают за:

  • Убийство;
  • Захват заложников и похищение;
  • Изнасилование;
  • Нанесение увечий;
  • Разбой;
  • Кражу и грабёж;
  • Терроризм;
  • Участие в массовых беспорядках.

При этом важно установить роль каждого представителя банды в конкретном преступлении, степень его вины.

Уголовная ответственность за бандитизм по ст. 209 УК РФ

Ответственность сильно отличается в зависимости от роли человека в банде. За организацию банды:

  • Лишение свободы от 10 до 15 лет;
  • Штраф до миллиона рублей.

Участника нападений накажут:

  • Штрафом;
  • Тюремным сроком от 8 до 15 лет.

Если участник банды использовал свои должностные полномочия, то ответственность будет ещё более суровой:

  • Штраф до миллиона рублей;
  • Заключение от 12 до 20 лет.

В дополнение к этим наказаниям суд может ограничить право передвижения на 1-2 года.

Обратите внимание: бандитизмом будет считаться даже такое нападение, в ходе которого не было применено оружие или насилие по отношению к потерпевшим. Например, когда он неожиданности или страха перед угрозами, жертвы отдали своё имущество. То есть цель бандитов была достигнута без применения дополнительных средств.

Когда бандитские действия считаются законченными?

Для ответа на этот вопрос, нужно оценивать конкретное преступление с позиций достижения его целей. Если цели преступников достигнуты, значит, преступление является законченным.

Если же банду захватили в момент её формирования, до начала деятельности, то это будет считаться попыткой объединения преступников в группу.

Судебная практика бандитизм по ст. 209 УК РФ

Для судебной практики важна правильная квалификация действий злоумышленников. А это, в свою очередь, требует тщательного расследования преступлений. Начинается такое расследование с:

  • Осмотра места преступления;
  • Опроса потерпевших и свидетелей;
  • Судебно-медицинской экспертизы потерпевшего.

Эти действия позволяют понять картину преступления и получить доказательства конкретных противозаконных действий.

Параллельно с этими действиями нужно установить личности подозреваемых и провести розыскные мероприятия. Важную роль в этом играет медицинская экспертиза, позволяющая собрать вещественные доказательства, по которым можно опознать преступников.

На основании всего комплекса действий, формируется дело, которое рассматривает суд. Именно на основании этих доказательств действия злоумышленников квалифицируются как бандитизм.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *