Черная зона, что это?

Порядочный арестант

На самом деле все гораздо проще, чем могло бы казаться на первый взгляд. Тюрьмы и лагеря живут по своим неписанным правилам и законам — по законам воровского и криминального мира. Правила очень строги, а наказания под стать тому обществу, в которых они применятся — жестоки, но справедливы.

В зависимости от жизненных поступков и пройденного пути у каждого заключенного и арестанта формируется определенный статус. Так же, в зависимости от вовлеченности в жизнь общего (общественной жизни преступного мира) каждый арестант занимает определенное положение в обществе.

У вольных людей это положение могло бы называться должностями или призванием. Порядочный арестант — это то арестант, который не имеет за собой гадских проступков, живет правильной арестантской жизнью, соответствует своему статусу и положению. В лагерях к общим делам могут быть допущены только порядочные арестанты.

Нередко в лагерях и централах мне приходилось встречаться с таким явлением, когда люд порядочный считался только тот, который считает себя блатным, отрицает все мусорское, шатает режим (отказывается либо скорее всего никогда не работал). В нашем лагере, и я считаю это справедливым, порядочным мог считаться и простой мужик, за которым нет ничего гадского и недостойного людскому.

Что делать, если менты в хату заводят непорядочного?

Порядочному арестанту сидеть в одной хате с непорядочным, красным или шерстью, а еще хуже с обиженным неприемлемо. Речь в этой статье пойдет о том, как вести себя порядочным арестантам, если к ним в хату менты заводят шерсть и прочую скотину.

Тут речь больше пойдет о так называемых святых местах, таких, как кича или БУР. В камерах на централе люд порядочный так же придерживается подобных убеждений, но в виду того, что на централе не всегда есть место для каждой категории арестантов, иногда приходится мирится и жить с шерстью под шконарем или обиженным возле дальняка (туалета). Камеры же святых мест потому так и называются, потому что люди, содержащиеся в них страдают там за свой образ жизни, общие дела и убеждения. Никакой шерсти в порядочной камере ни при каких обстоятельствах не должно появляться даже на пороге. В случае попытки закинуть в камеру шерстяного, его необходимо сломить (убедить, что ему тут не место и выгнать), если он сам не догоняет и не ломится с хаты. Если это не помогает, его необходимо забивать до тех пор, пока менты не сбегутся на крики и не вытащат его из камеры. Если менты проигнорируют порядочному ничего не останется делать как убить гниду.

Если порядочного закидывают в камеру к красным козликам, да еще и не хило подкаченным, порядочному ничего не останется делать кроме как вскрыться, потому как даже смерть лучше нахождения в святых местах с шерстью или обиженным.

Обиженный

Когда я только заехал в свою первую хату, естественно я ничего не знал о том, кто это такие и за что они вынуждены волочить такое жалкое и позорное существование. Нет, конечно, я из кино и книг знал, что существуют в тюрьме люди, которые не имеют прав, которые заменяют другим арестантам женщин и вытекающие из этих замен утехи. Тогда я был уверен, что эти люди просто должны страдать, так как все они обязательно должны были быть насильниками, маньяками и педофилами.

Все это оказалось ни так. Существует огромное множество насильников (по крайней мере осужденных по данной статье УК), которые ни только не являются обиженными, но и занимаются общими делами и считаются порядочными.

И есть обратная сторона медали. Абсолютно порядочные люди и арестанты могут случайно оказаться среди обиженных (загаситься), совершить поступок, за который блатные загонят в обиженку силой (повезет, если отделался просто тем, что признал себя таковым, зачастую еще и демонстративно насилуют), а так же могут всплыть пикантные подробности вашей личной жизни, которые неприемлемы для порядочного (любого рода оральные утехи и прочие извращения).

Чем вынуждены заниматься на зоне обиженные?

Речь пойдет об обиженных и о их месте в тюремном обществе. Как я уже раньше писал, в обиженку можно угодить по различным причинам, например можно загаситься от другого обиженного, взяв его вещи или покурив с ним или просто взять у него сигарету.

Так же в обиженные бесспорно будут определены все арестанты, статья у которых связанна с изнасилованием несовершеннолетних. С другими насильниками арестантский суд поступает более лояльно и смотрит на поступки человека по жизни, так же, как и в случае с другими уголовными статьями.

Так же в обиженку можно укатить из-за вскрывшихся новых жизненных фактов прошлого. Будьте осторожны, если чувствуете что-то за собой, но не хотите до конца своего срока мыть туалеты (это в лучшем случае), лучше постарайтесь скрыть это и никому не рассказывать, но учтите, узнают, что скрыл, определят в петушатник и еще отгребете не хило. Могут провести по губам кое-чем. В некоторых лагерях публично насилуют, чтобы знал свое место и больше никогда не открывал рот, но это только за серьезный поступок.

В лагерях обиженные живут со всеми вместе в бараке, просто в отдельном углу, как правило, слева от входа. Прав обиженный никаких не имеет. В его обязанности входит уборка туалетов, очистка мусоросборников, чистка канализационных колодцев и т.д. Любая грязная и вонючая работа. Из общей посуды им есть запрещено, в столовую они ходят только для того, чтобы набрать в контейнер еды. Иногда блатные платят обиженным сигаретами за качественную уборку. Так же некоторые обиженные могут зарабатывать себе чай и сигареты вступая с другими заключенными в половой контакт, но сейчас уже нет принуждения, как это было раньше. Все по обоюдному согласию.

Доброго времени суток добропорядочные граждане вас приветствует канал «Криминальное Чтиво».

Продолжая тему тюремной иерархии сегодня хотелось бы поговорить о самом что ни на есть «среднем классе» любой колонии, тех кто в основном попадает в тюрьму как «первопроход» и надеется на УДО(условно досрочное освобождение) мечтая вернуться к нормально жизни, но при этом не сотрудничает с администрацией, как вы могли уже догадаться это так называемые «мужики» ну или «синяя» масть( из-за синих рабочих роб которые они носят).

Так как эта тема так же не маленькая, я её разделю на несколько частей для вашего удобства, в этой первой части мы поговорим о том кто такие «мужики», за что обычно они попадают на зону и как себя там ведут, так что присаживайтесь поудобнее, заваривайте чифирчик, мы начинаем.

Вне зависимости от типа зоны , будь то «красная» или «чёрная» (о классификации колоний поговорим в следующей статье) каста «мужиков» зачастую везде наиболее многочисленная, и по своей силе и авторитету не зря идёт после «блатных», так как говориться в воровском фольклоре «Мужики – опора Вора» (ну это канешно если мы говорим о «чёрной» зоне где власть принадлежит «авторитетам»). В основном каста «мужиков» состоит из вполне обычных людей, которые попадают в колонию за бытовые преступления, кого-то из них жена посадила после того как узнала что любовница есть, кого то за мелкое воровство за решётку кинули ибо семье не было за что купить продукты, а кто то по собственной глупости в драку влез и там по молодости набедакурил, вполне обычные вещи от которых никто не застрахован.

Различие лишь в том что в большинстве Европейских стран за аналогичные преступления обычно отделываются штрафом, так как там тюрьмы приносят лишь один убыток, у нас же совсем иная ситуация, в странах бывшего совка тюрьмы давно стали одним из самых прибыльных «бизнесов» и это если только говорить о легальных доходах, а о том как наживается лагерная администрация и вовсе можно целую книгу написать. Вот в этом то всё и дело, что совсем обычные люди, которые случайно «оступились» в этой жизни в других странах отделались бы штрафом, наша же система гробит сотни тысяч жизней «мужиков» только ради одного, денег. К сожалению вывод и конец у таких историй один и тот же, после выхода на волю безработица, да и в лагере тоже, после того как «мужик» пару лет отпахает на «промке»(промышленная зона) как то тоже уже не горит желанием пахать на «дядю» и отсюда протекает «лагерная безработица».

«Мужики» в колонии ни на какую власть не стараются претендовать, их устраивает «отсидеть» свой срок, выйти и больше никогда не возвращаться в колонию. На «разборках» они также права голоса не имеют и с администрацией не сотрудничают, хотя есть и довольно таки уважаемые «мужики» к мнению которых прислушиваются как «авторитеты» так и администрация. Если говорить в общем и целом то «мужики» — это те арестанты которые после отсидки планируют возвратиться к нормальной жизни.

Так как мы разобрались в этой статье в общем и целом о тех кто относиться к «синей» масти на этом предлагаю и закончить первую часть данной публикации о «среднем классе» тюремной иерархии а также подписаться на мой канала «Криминальное Чтиво»что бы в будущем вы не пропустили ещё больше интересных публикаций по данной тематике а мне есть что вам рассказать в этом можете не сомневаться. И если вас не затруднит поставить лайк этой статье.

Прейскурант теплого места

Еще один вид заработка на зоне — торговля должностями.

Дневальные — это люди, присматривающие за остальными. Эта должность не относится к списку «блатных», но ее представители имеют определенные привилегии: дневальным разрешается гулять по территории без сопровождения. Такая должность стоит денег — пожертвование на ремонт в размере более 100 тысяч рублей.

Должность санитара в медпункте считается более престижной, поэтому ее стоимость значительно выше: от двух млн. рублей, но многие продают эту должность за 800 тысяч. Такое место обычно покупают серьезные люди с деньгами — сотрудники службы экономической безопасности МВД или ФСБ. Они живут на зоне, как на курорте, надевают крутые фирменные костюмы от Brioni и не сильно напрягаются при исполнении должности санитаров.

Еще одна блатная должность — завхоз (не имеет значения чего), дневальный в клубе или библиотекарь (цена места составляет около 250 тысяч рублей). Например, выше упомянутый начальник колонии, пригрелся на месте завхоза кухни, второй начальник занял позицию завхоза в бане, а генерал из прокуратуры устроился школьным завхозом: Как ни странно это звучит, многие арестанты не имеют даже аттестата о среднем образовании, поэтому они обучаются в тюрьме.

Но наш Роман устроился в «суперсекретную часть» колонии, что обошлось ему в 150 тысяч рублей.

Он уточняет, что работал не на производстве, а в «нарядке» — суперсекретном подразделение из арестантов. Во время проверок, эти кабинеты не афишируют. На двери стоит надежная защита в виде магнитного замка и туда не может попасть рядовой персонал колонии. В кабинетах есть современная компьютерная техника. В этом подразделении зэки выполняют работу за сотрудников колонии.

Роман говорит, что он самостоятельно вносил всю информацию о прибывших: кто заехал, где работал, длительность срока, звание, наличие заболеваний и прочее. Также каждый день для каждого арестанта он подготавливал индивидуальные посменные карточки. Вкратце, Роман вел всю документацию, которая имела отношение к жизни в колонии. Персонал же колонии предпочитал не заниматься такой работой. В рабочее время сотрудники могли смотреть телевизор, есть семечки или спать, а все работы возлагалась на людей, которые «приехали на исправление». Наш герой отмечает, что свою должность он получил по дешевке: он заключил сделку с другим арестантом, а не напрямую с персоналом колонии. Оплата переводилась на карту.

Особенности «красной зоны»

«Красная тюрьма» – это оценочный термин, который хоть и применяется в мировой практике, но больше он характерен лексике заключенных. Что он значит?

«Красная зона» — это тюрьма, в которой абсолютно все должно соответствовать современному законодательству.

Здесь все вопросы или проблемы заключенных решает администрация колонии, поэтому, как правило, в «красной зоне» для всех заключенных наивысшим авторитетом обладает не кто иной, как администрация колонии.

Даже жалобы осужденных, а у жалоб есть свойство все равно просачиваться через стены колонии, и то прежде всего они проходят через ее администрацию.

Администрации таких тюрем со своей стороны могут попросту проигнорировать многочисленные жалобы и прошения своих заключенных.

По сути, под термином «красная зона» подразумевается такое использование законодательных норм по отношению к содержанию арестантов, которой характерно особая дотошность, строгость и даже навязчивость.

Практика показывает, что заключенные «красной зоны» больше страдают от придирок самой администрации учреждения, чем от меры наказания, к которой приговорил суд.

Понятие «красный на зоне» неофициальное, у него нет строго обозначенного определения, однако на практике «красная зона» характеризуется следующим рядом особенностей, каждая из которых может иметь место в таких тюрьмах:

  • строгость в исполнении осужденными всех норм не только внутренних приказов администрации тюрьмы, но и других исправительных кодексов;
  • заключенные не имеют права нарушать какие-либо указания начальства лагеря относительно своего внешнего вида, а также состояния самой одежды;
  • каждый осужденный должен строго-настрого придерживаться определенных правил в построении, выхода на рабочие задания, а также беспрекословно следовать заведенному распорядку дня.

На «красной зоне» заключенный будет подвержен крайне жестоким мерам наказания даже за малейшие нарушения порядка или акт неподчинения.

Как правило, непокорным грозит:

  • запрет на свидание;
  • лишение своего законного права на получение передач;
  • помещение в ШИЗО (штрафной изолятор);
  • затворничество в ПКТ (помещение камерного типа) на период до шести месяцев;
  • изменение режима содержания осужденного;
  • и даже увеличение срока наказания.

Все вышеприведенные способы наказания разрешены по современному законодательству. Чем же тогда отличаются «красные зоны»? В таких местах меры наказания отличаются своей целью.

Так, администрация такого учреждения, решив кого-то жестоко наказать, не руководствуется намерением исправить неправильное поведение осужденного. Напротив, начальство «красных зон» хочет сломать личность непокорного, что не является секретом для заключенных.

Общеизвестно, что в каждой тюрьме презирают эдаких активистов (осужденных-помощников администрации). Несмотря на то, что сотрудники их унижают, но это не мешает им корыстно использовать их в своих интересах, а именно — контролировать любые процессы, происходящие в камерах заключенных.

Более того, активисты совершенно не гнушаются исполнять крайне унизительные задания администрации, которые не станут делать большинство осужденных.

Поэтому если начальство хочет внедрить «красное движение», то в таких учреждениях теряют всякий страх и стыд заведующие хозяйством, ответственные за дисциплину и другая «шерсть» («шерсть» — это осужденные, которые докладывают любую информацию начальству).

В «красных зонах» тюремщики не делают предупреждение или же строгое замечание оступившемуся заключенному. Если дело дошло до нарушения порядка, то в таких лагерях почти сразу же наказывают, при том, что мера наказания постоянно идет по нарастающей, независимо от степени серьезности проступка осужденного.

Поэтому заключенные в таких тюрьмах живут в постоянном страхе оказаться под судом за непокорность, наложением дополнительного срока ареста или же изменением режима его содержания.

ZOMG TEH DRAMA!!!11
Обсуждение этой статьи неиллюзорно доставляет не хуже самой статьи. Рекомендуем ознакомиться и причаститься, а то и поучаствовать, иначе впечатление будет неполным.
«

Кто понял жизнь — работу бросил.

«
— Зек
«

Знаешь, что делают в тюрячке? Долбят в задницу!

«
— Джей, «Джей и молчаливый Боб наносят ответный удар»
«

Кто не сидел, тот не русский, а кто один раз сидел — салага!

«
— Старуха Изергиль

Типичная тюрьма в этой стране.

Тюрьма — бан IRL. Место, где можно с пользой и выгодой провести своё время. Ниже любознательный читатель узнает о тюрячке в этой стране, инфа про другие же вынесена в отдельную подстатью. Применяется как орудие возмездия Кровавой гэбней для запугивания, устранения либо наказания всех непокорных и несогласных. В данное время эти уютненькие заведения находятся под контролем ФСИН — очередного уродца, находящегося в подчинении у Минюста и рождённого при распиле МВД. В интернете и в реальной жизни тюрьмой, как правило, называют место, где сидят. Неважно, будь это зона, СИЗО или ИВС. Под зоной же чаще всего подразумеваются исправительные колонии общего/строгого режима.

— Кто такие красные?

— Красными становятся либо поневоле, либо по собственной воле. В лагерях есть СДП, пожарники, дневальные, да их там куча, этих шараг. Можно, конечно, завхозом стать. А можно шнырем стать у завхоза. Тебя подтягивают и говорят: «Пойдем к нам, у нас хорошо». А ты меня хорошо знаешь, мы же с одного поселка, мамки наши дружат, отцы общаются. «Пойдем, будешь, как сыр в масле кататься. Тебя никто не тронет, ни блатные, ни черные, ни красные». Это ты дневальный, допустим. А вот тянет тебя, например, комендант на биржу, помощником. Т.е. кто ты? Бригадир. А бригадир это уже красный. И как ты скажешь, что ты не красный?

Или с другой стороны подойдем. У тебя водительские права, стаж, у тебя с этим все нормально по воле, но вот ты попал. Ты пришел в карантин, там пробивают. Говорят: «О, да ты же у нас водитель. И стажа у тебя немало, и категории все открыты. Давай-ка, у хозяина освобождается водитель». Ну, типа, я подумаю. «Что думать? Вперед!» А ты ж первоход, башка у тебя не соображает. Нет, конечно, кто-то с этого выгоду ищет. Т.е. я освобождаюсь, а ты заезжаешь, и ты специалист по машинам, и водишь неплохо. Кто-то считает, что это плохо, а кто-то хорошо. И ты идешь водителем у «хозяина» колонии. Ну, если не у хозяина, значит у зампобора. Ты только в зону успел зайти, а у тебя уже безконвой. Тебе начинают прикидывать, сколько у тебя привилегий: хочешь маме позвонить, возьми трубку у того же хозяина.

Или так посмотрим. Ты еще в карантине. Тебя ведут в столовку кушать. Идет завхоз столовой и говорит завхозу карантина: «Я у тебя возьму вот того человечка, пока у тебя барак ест». Подходит он к тебе

и говорит, пойдем со мной. Ты конечно с ним идешь, а куда тебе деваться, ты уже подневольный человек. Ты сегодня в карантине, завтра тебя распределят непонятно куда. И ты идешь. Допустим, я завхоз столовой, я тебя подтягиваю. Ты меня отлично знаешь, я тебя. Я тебе говорю, покормлю едой, которую готовят для блатных, для мусоров, для бригадиров. И он начинает тебе вставлять, что будешь сытым, что бабло на карточку литься будет, надо что, говори мне и все будет хорошо. И ты не знаешь опять, куда деваться. Приходишь в карантин, у тебя дневальный спрашивает, зачем тебя завхоз столовой тянул. Ты все рассказываешь. Им интересно, что же ты ему ответил. А ты не знаешь, что им сказать. Утором снова тебя ведут кушать, тебя завхоз тянет, и что ты ему отвечаешь? Ты отвечаешь: «Да». Все, ты автоматом красный.

Еще пример. Приводят карантин помыться-побриться, потом только в баню. И тут, откуда не возьмись, появляюсь я: «Привет, как дела, пойдем, чифирнем». Шныри карантина скажут: «Ты куда его повел?» Ты им ответишь, мол, придете ко мне я вас, подстригу. Конечно, шныри сразу заткнутся. Ты пришел к цирюлю, другими словами, к парикмахеру, если по вольному. Я же не при делах, к красным не касаюсь, только зеков стригу и все. А ведь это другими словами и красный. Все, ты приплыл. Ты-то думаешь, стричь блатных, красных и прочих, не имеет значения. Вроде тебе бабки отстегивают, ты стрижешь хорошо, как кто попросит, цирюль от бога. Скажут, к нам на зону пришел спец по стрижке. Ты будешь, как сыр в масле кататься. И ты опять сидишь, думаешь, а ведь я могу стричь, и ты ловишь такой кураж. А у тебя срок-то всего пятнашка. И как тебе эту пятнашку вытянуть? И ты волей-неволей липнешь.

Мечты и реальность

Важно! Имя рассказчика мы изменили, поскольку его настоящее имя находится в «черном списке» у террористов.

Роман родом с Дальнего Востока. После окончания школы он начал обучение в гражданском институте, затем принял решение стать сотрудником ФСБ. По его словам, поступить в Академию ФСБ после школы могут только лица, имеющие связи в определенных кругах. У Романа никого не было в этой системе, но он считал работу в спецподразделении интересной. Поэтому пришлось отслужить в армии. И только потом с ним начали разговаривать. После всех перипетий он пришел в управление, связался с кадровым отделом и изъявил желание работать. Хотел заниматься оперативной деятельностью. Он начал работу в органах в 2005 году.

Роман считает свою бывшую работу в ФСБ интересной, живой — поездки, встречи, поиск информации, ее реализация. Такая деятельность является действительно полезной. Наш собеседник был участником группы по борьбе с резонансными террористическими актами: Домодедово, взрыв на владикавказском рынке, «Невский экспресс». Всех участников терактов удалось задержать. На Дальнем Востоке не происходит подобных событий. Роман не рассказывает о своей деятельности в подробностях, поскольку эта информация является конфиденциальной. Вкратце, он занимался разработкой террористов и их соучастников на Северном Кавказе.

Герой говорит, что после просмотров киноленты о Джеймсе Бонде, большинство обывателей считают деятельность чекиста постоянным стрельбищем. В реальности такого нет: да, без взрывов и перестрелок не обойтись, но это всего лишь часть работы опера, которая всегда несет повышенную опасность. Роман был частью подразделения в Ингушетии на протяжении 9 лет (до 2014 года). Он начинал с должности старшего лейтенанта и за годы службы получил звание майора, а затем был арестован.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *