Сизо, что это?

В 2017 году ФСИН сообщила, что особым направлением работы службы является «обеспечение стандартов обращения с заключенными и осужденными», а также обеспечение их правом на медицинскую помощь. Тем не менее последние новости доказывают несостоятельность этих заявлений: например, 55-летний бизнесмен, обвиняемый в мошенничестве, похудел в СИЗО на 48 килограммов, но суд Москвы отказался перевести его в тюремную больницу; в СИЗО погиб предприниматель Валерий Пшеничный — адвокаты уверены, что его пытали, насиловали, а потом задушили.

Несмотря на то что в СИЗО сидят люди, еще не признанные виновными, условия в изоляторах чаще всего нельзя назвать иначе как бесчеловечными — об этом заявили эксперты в ходе обсуждения июньских поправок в Уголовный кодекс.

Юристы и адвокаты «Команды 29» совместно со своим подзащитным Сахибом Алиевым, который уже год находится в СИЗО, подготовили памятку о том, как правильно вести себя, попав в пенитенциарную систему. «Такие дела» публикуют полный текст материала с разрешения команды проекта.

Что происходит при задержании? Есть ли шанс успеть собрать вещи?

Зависит от тех, кто задерживает, и их намерений. Если стоит задача подавить и напугать, то задержание будет жестким, вещи собрать вряд ли получится. Если попадутся адекватные люди, все пройдет мягко.

Правоохранители иногда относятся с пониманием и позволяют собраться, но часто задержание проходит не дома. Тогда родным нужно успеть передать вещи до избрания меры пресечения.

Как общаться с теми, кто задерживает?

Ведите себя спокойно. Постарайтесь настоять на том, чтобы ваш адвокат присутствовал на всех мероприятиях. Ничего не делайте, не подписывайте никаких бумаг, не торопитесь давать показания, пока не понимаете до конца сути происходящего. В начале дела легко совершить опрометчивый шаг.

Бесполезно спорить и ругаться во время задержания, вряд ли это принесет желаемый результат. Но не стоит и позволять нарушать ваши права: как минимум, информацию о любых нарушениях вы можете внести в протокол и обжаловать.

Где сидят задержанные до суда по избранию меры пресечения?

Сразу после задержания направляют к следователю, после этого могут отправить в отдел полиции, изолятор временного содержания (ИВС) или СИЗО.

Когда получится связаться с родными? Они смогут передать вещи?

Родные могут передать вещи и продукты через следователя, отдать их конвою на суде по избранию меры пресечения или передать в ИВС. Чаще всего до суда задержанный находится в изоляторе временного содержания, там с ним может встретиться адвокат.

До суда вся связь возможна только с разрешения следователя. Он может дать свой телефон, по закону у вас есть право на один телефонный звонок.

Что будет на первом суде по избранию меры?

Суд по избранию меры обычно проходит на второй день после задержания. На заседании рассмотрят ходатайство следователя, который попросит суд избрать в качестве меры пресечения содержание под стражей. Скорее всего, суд не откажет.

На суде должен присутствовать адвокат, но к этому моменту не все успевают его найти, поэтому часто дают адвоката по назначению. После решения суда задержанного под конвоем везут в СИЗО.

Когда получится встретиться с адвокатом? Что ему говорить?

Встретиться с адвокатом можно до суда, у следователя или в ИВС. В СИЗО адвокат, как правило, приходит сам. Вызвать его затруднительно, так как нет никаких средств связи, кроме писем. Адвокат не может приходить часто: в СИЗО очереди. Защитник может простоять целые сутки и не попасть к своему подзащитному.

Беседа с адвокатом не регламентирована. Она проходит один на один. Сотрудники СИЗО и правоохранительных органов не ведут аудиозапись этой беседы. Адвокат может фиксировать беседу как угодно. Время беседы ограничено рабочим временем.

Что происходит в камере? Сколько там человек? Как общаться? Правда ли, что говорят «на фене»?

В камере могут находиться от двух до 200—300 человек. Чаще всего сидят 4—8 человек. Закон запрещает содержать в камере «первоходов» — тех, кто сидит впервые, —со «второходами», это обычно соблюдают.

Но и «первоходы» в СИЗО тоже могут вести себя странно: кто-то начинает «по фене» говорить, кто-то — какие-то воровские понятия прививать. Все зависит от камеры: если попались нормальные люди, то все как на свободе. Если приблатненные, вас могут начать разводить на разговор о вашем уголовном деле.

Подзащитный «Команды 29» Сахиб Алиев советует, не вмешиваться в дело другого человека. Можно выяснить, что за статья и в чем суть, но не более. О себе можно что-то рассказать, но нет никаких правил, по которым вы должны раскрыть свое дело в деталях. Всегда можно помочь: кому-то вещами, кому-то советом. Но нужно помнить, что иногда доброту могут принять за слабость. В любом случае будьте внимательны, так как вас могут посадить с кем-то, кто «будет работать с вами», пытаясь склонить вас, например, дать признательные показания и согласиться со всем, что есть в деле, даже если это неправда.

Легко могут перевести в другую камеру: просто так, в попытке воздействовать на подследственного, из-за сокамерников. Переводы обычно объясняют в общих словах.

Как часто приходят с проверками?

Каждое утро всех выводят и проверяют наличие телесных повреждений. Если оперативники подозревают, что в камере есть что-то запрещенное, проверки могут проводить несколько раз в день, в экстренных случаях — ночью.

Что можно делать в камере? Какие развлечения?

Основную часть времени вы предоставлены самому себе. В СИЗО можно пробыть месяц, год и более, и в ваших силах провести это время с пользой. Это прекрасная возможность прочитать много хороших книг, привести тело в порядок тренировками. Обычно в изоляторе есть библиотека. Как она работает, лучше узнать в конкретном изоляторе. Лучше сразу выработать для себя режим дня и придерживаться его. В камере обычно есть радио, а иногда бывает телевизор.

В камере грозят насилием. Куда жаловаться?

Официально — кому угодно, например, администрации СИЗО. Однако вас могут перевести в другую камеру, где уже будут в курсе, что вы «настучали» администрации, и вряд ли ваши условия от этого изменятся в лучшую сторону.

Как на вас могут оказывать давление в СИЗО?

Сотрудникам СИЗО нет никакого смысла на вас давить, если у вас нет личного конфликта с ними. Обычно давление оказывают по неофициальной просьбе следователей или оперов, выражаясь сленгом, вас могут «морозить» или прессовать. Обычный способ — перевести вас в камеру с ужасными условиями, клопами, крысами, водой с потолка. Еще вариант — отправить вас в камеру к людям с туберкулезом или другими заразными болезнями. По закону вас не могут определить в такую камеру, но руководство СИЗО может просто не отметить этих людей как больных. Вас могут поместить и в так называемую пресс-хату, где другие заключенные будут оказывать на вас моральное и физическое воздействие.

Что будет за нарушение внутреннего распорядка?

За серьезные нарушения могут поместить в карцер до 15 суток, там хуже условия содержания. В пять утра вы встаете, кровать пристегивается к стенке и отстегивается в 9 вечера перед отбоем. Может быть небольшой столик и что-то типа табуреточки.

За небольшие нарушения может ничего и не быть, все зависит от изолятора. За одно и то же нарушение в одном СИЗО объявят выговор или закроют в карцер, а в другом сделают замечание или вообще не обратят внимания.

Если в камере нашли что-то запрещенное вроде телефона, ее могут расселить.

Что делать, если заболел или плохо себя чувствуешь?

Надо стучать в двери камеры, кричать продольному (сотрудник СИЗО, который дежурит в коридоре — «на продоле») и требовать врача. Продольный может вызвать врача, а может не вызвать, врач может не прийти. Можно написать ходатайство на имя начальника СИЗО, описать симптомы.

В «Крестах» на утренней проверке можно заявить о том, что заболели, и вас запишут. Как скоро придет врач — уже совсем другая история, поэтому можете лишний раз вежливо напомнить о себе.

Если же что-то серьезное, вопрос жизни и смерти, то можно поднять шум, чтобы медицинская помощь была оказана срочно. Качество медицинского обслуживания, конечно, зависит от изолятора. Не качайте права и не спорьте с врачами. Всегда все можно решить по-человечески с помощью общения.

Осматривать может только врач из СИЗО или могут пригласить другого доктора?

Если нужен специалист в определенной области, то могут пригласить. Как правило, никого не вызывают, потому что считается, что одного доктора хватает на всех.

Передачи — что можно, что нельзя, как часто? Магазин есть?

У ФСИН есть списки запрещенных и разрешенных вещей, которые можно передавать и хранить, но в каждом СИЗО его трактуют по-разному. Передают через бюро передач. Нужно писать, что передаете и для кого.

Передачи ограничены 30 килограммами в месяц на одного подследственного, поэтому лучше, чтобы кто-то на воле координировал передачи. Для того чтобы не тратить ценные килограммы, можно заказывать некоторые продукты через магазин. Более подробная информация указана на сайте ФСИН.

Все передачи проверяют, режут еду — хлеб, мясные изделия. Все, что можно перелить, пересыпать и переложить, придется переливать, пересыпать и перекладывать. Скоропортящиеся продукты не всегда передают. Не везде разрешают творог, даже в булках — хорошо горит.

У каждого подследственного есть счет, куда можно положить деньги. На эти деньги приобретают продукты в магазине в СИЗО.

Общение со следователем — как часто, что там происходит, всегда ли при этом есть адвокат?

Следователь в СИЗО может вызывать подследственного часто, но как правило это происходит раз в три месяца. Если хочешь дать показания, можно ходатайствовать о вызове следователя, а он это ходатайство рассмотрит.

На следственных действиях обязан присутствовать адвокат, но иногда следователь приходит просто так, пообщаться, что не совсем законно. На такой беседе можно просто сидеть и не отвечать им. Можно попросить, чтобы на встрече присутствовал адвокат.

Помните: если вы подозреваемый или обвиняемый по делу, давать показания — ваше право, а не обязанность. Вместе с адвокатом вы можете решить, стоит ли вам давать показания, какие и когда. Это можно отложить до рассмотрения дела по существу. Не торопитесь давать показания следователю, даже если уверены, что ни в чем не виноваты.

Оперативные работники могут являться для общения с вами по указанию следователя, это также можно попытаться предотвратить: напишите заявление по УПК РФ, согласно которому подобные встречи могут проходить в присутствии адвоката, если об этом просит обвиняемый.

Как идет общение с внешним миром?

Официально — через письма. Конверт, бумагу и ручку нужно купить в магазине СИЗО, либо их могут передать с воли. Можно писать электронные письма через интернет-ресурс ФСИН, который доступен практически в каждом СИЗО.

Письма просматривают?

Да, по закону ваша переписка должна подвергаться цензуре. Информацию, которая связана с вашим делом, почти стопроцентно не пропустят на волю.

Есть какие-то еще способы связи?

Есть такая поговорка — «Голь на выдумки хитра», поэтому люди всегда находят способ общения. В большинстве изоляторов имеются телефоны, конечно же, это все неофициально, но они есть.

У человека может быть свой телефон, либо так называемый «общаковый». Если в вашей камере нет телефона, то можно попросить его в другой камере через окно на веревке или через отверстие в стене, вентиляцию и тому подобное. Однако есть риск подставы: вам передают телефон — и тут же заходят сотрудники СИЗО, проводят обыск, и из той камеры, откуда был передан телефон, говорят, что вы должны деньги за тот телефон, — это было заранее спланировано.

Также можно передать весточку через адвоката или, если у вас нет адвоката по соглашению, можете договориться с сокамерниками, у кого есть адвокат и кто может передать весточку родным. Также есть межкамерное общение, которое официально запрещено, но все равно есть. Обычно люди перекрикиваются через окна, вентиляцию, обмениваются записками, которые передаются с помощью веревок.

Возможны ли встречи с родными?

Теоретически да, но на них должен дать разрешение следователь. Надо написать ходатайство и передать лично следователю во время следственных действий либо через администрацию СИЗО. Встречи с родными возможны два раза в месяц. Скорее всего, их не разрешат, особенно если следователь хочет оказать дополнительное давление на вас.

Если встречу все-таки разрешили, она будет проходить в специальном помещении. Вы будете общаться через стекло по телефону, как в зарубежном кино. На встрече присутствует сотрудник СИЗО. Он может прервать свидание, если вы, например, сообщаете родным какую-либо информацию, связанную с вашим делом.

Как обычно возят в суд и на следственные действия?

В суд и на следственные действия вас должен вывозить конвой. По закону он должен состоять из сотрудников полиции, но часто в него входят сотрудники ФСБ, они считают, что это законно, хотя есть сомнения.

В машине есть несколько одиночных «стаканов» и общая лавка. Туда набивают побольше людей. В машинах обычно не бьют, зато могут разогнаться и резко затормозить.

На следственные действия могут увезти хоть на весь день. Вам в дорогу могут дать сухой паек. Он лучше, чем еда, которую обычно дают в магазине.

Куда жаловаться, если вы считаете, что ваши права нарушают?

Есть специальный прокурор по соблюдению прав в местах лишения свободы и СИЗО. Впрочем, помощи от него практически никакой.

Можно обратиться в общественную наблюдательную комиссию, например, написав туда письмо с просьбой прийти и проверить. СИЗО не имеет права не пропустить эту жалобу, но часто не пропускает. Можно попросить адвоката пожаловаться на ваши условия содержания.

Что нельзя делать

На свидание нельзя проносить видео, аудио и другую аппаратуру (телефоны, компьютеры, планшеты и т.д.) и пользоваться ею.

Встреча будет досрочно прекращена, ЕСЛИ:

  • будет зафиксирована попытка передать запрещенные предметы, вещества или продукты питания;
  • будет зафиксирована попытка передачи сведений, которые могут препятствовать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления.

Заявление на свидание: как составить, образец и другие документы

Свидание с заключенным предоставляется на основании заявления, которое составляется по общим правилам делового производства и подается на имя:

  • следователя по уголовному делу на стадии расследования и до передачи дела в суд. Будьте готовы, что следователь будет вам отказывать и уклонятся от встречи с вами, так как это ему обычно не выгодно;
  • судьи (когда дело уже передано в суд) или
  • начальника конкретного СИЗО (если приговор уже вступил в силу, но осужденный еще не был этапирован в колонию).

Для того, чтобы написать его, вам потребуется физически приехать к следователю, судье или в СИЗО и подать его лично.

Если следователь вам отказал, то нужно получить письменный отказ и с ним уже обращаться в вышестоящую инстанцию.

Образец такого заявления выглядит следующим образом:

Образец заявления на свидание в СИЗО

Бланк заявления можно скачать .

На основании заявления выдается разрешение на свидание, которое выглядит вот так:

Обратите внимание, что вам потребуется еще документ, удостоверяющий вашу личность (обычно общегражданский паспорт и свидетельство о браке).

Встреча с адвокатом

Количество встречь с адвокатом законодательством не регламентировано.

Встреча с адвокатом проходит не через перегородку, а в отдельном помещении, где можно общаться напрямую без стекла или решетки.

Сотрудник ФСИН в этот момент имеет право только наблюдать за встречей, но не прослушивать и запись таких переговоров не ведется.

«Золотое правило — отвечать за слова»

В интернете много роликов, где молодые ауешники пытаются выпендриваться на сотрудников, по каким-то воровским понятиям жить, а в следующем кадре они сидят: «Я приношу извинения сотрудникам, не это имел в виду…».

Мне кажется, у нас перестали нести ответственность за слова. Таким людям реально надо присесть, потому что зона быстро переучит. Там золотое правило — отвечать за слова.

Пообещал — должен сделать, оскорбили — должен бить, даже если оппонент крепкий и мощный

Ты не должен навяливать свою точку зрения, но и напраслину нельзя позволять. У меня была история, когда бывший военный начал затирать , что у него медали, а у меня так — медальки. Я спросил: «А разница? Медаль — это признание. Военный выполнил служебный долг и получил награду — у меня так же». Я гордился своей медалью, я к ней шел. Это до сих пор моя гордость, так что я не мог позволить ему так говорить. Здесь нужно в первую очередь себя уважать.

Тебе не будут предъявлять за твою статью, но могут предъявить за то, как ты себя ведешь. Поступишь не так — можешь упасть туда, откуда уже не подняться.

Ко мне в камеру как-то заехал человек с письмом от авторитетных людей — мол, не трогайте его, он нормальный. Ну, я прочитал и думаю: что за чушь… Спрашиваю у него, что за дело. Оказалось — педофилия, причем в отношении собственной восьмилетней дочери: он ее снимал голой и выкладывал в интернет фотографии. Сам он говорит, что его подставили — он только квартирную кражу совершил.

Денек мы его потерпели, но потом поняли, что нет. Не знаю, по понятиям это или нет, но на другой день я взял его рюкзак, постучал в дверь камеры и выкинул в проход. Сказал, чтобы он выходил. Потом выяснилось, что он и ранее был судим. В людях я все-таки привык не ошибаться.

Были у нас в больнице и «обиженные» — они нам гладили, убирали. Это очень разные люди. Один жил с проституткой на воле, другого сделали «обиженным» через администрацию. Раньше на зоне был ритуал опущения — обоссать. Этот человек был в отрицалове , если на него посмотреть — типичный зэк, даже с «эполетами» . У них в колонии был бунт, он убил сотрудника, и администрация отомстила. Через своих активистов они провели эту акцию, его опустили. И вот, с блатной точки зрения, он завалил мента — значит уважуха, но получилось совсем иначе.

Был мужик, который сидел лет 20. Каким-то образом вышло, что он забрал банку с консервами у «обиженного», а прикасаться к их вещам нельзя. Его попросили выйти, собрали совет, считать его зашкваренным или нет. Пока разбирались — он жил в коридоре. Хотя тоже обычный мужик, зэк.

«Здесь может оказаться любой»

Не скажу, что после всего этого я обозлился или как-то разочаровался в системе. Свою работу опера угрозыска я люблю до сих пор. Хотя говорят, что милиция уже не та — общественный порядок охраняют вместо того, чтобы преступлениями заниматься, но все равно работать было круто, интересно.

И вот после жизни с корками , когда я был чуть ли не король жизни, — резкий перепад: сначала тюремная жизнь с ее правилами, а потом жизнь после нее, когда ты не только привилегий никаких не имеешь, но еще и ущербный. У меня судимость уже погашена, но это никого не волнует. Ищешь работу, тебя спрашивают: привлекался? Да. Ну, пока. Или спрашивают, глядя в резюме: а что делал эти три года? Говорю, что находился под следствием, не вдаваясь в подробности, но, как правило, и этого достаточно. Всем до фонаря, за что сидел.

Это серьезная школа жизни, которую я все время пытаюсь забыть. К заключенным у меня отношение не поменялось — я всю жизнь с ними общался, понимал и знал их натуру. Но к системе ФСИН — да.

За эти три года я понял, что в тюрьме с человеком можно сделать все: сломать, запугать руками заключенных — элементарно

А еще убедился, что в России сидят все — и наркоманы, и главы финансовых корпораций, и сотрудники, и военные — все. С полтычка здесь может оказаться любой. Не люблю формулировку «в нашей стране» — наверное, это есть везде, кроме плюшевых стран вроде Норвегии, но у нас, если ты начнешь слишком принципиально лезть туда, куда тебе не следует, — можешь получить по жопе очень сильно.

Поэтому я не осуждаю тех, кто тогда от меня отвернулся — побоялся тоже заехать паровозом. Каждый выбирает сам. Не зря говорят: друг познается в беде. Хотя было обидно. Когда я сидел в СИЗО и даже не была доказана моя вина, руководство приехало ко мне в изолятор и сообщило об увольнении с формулировкой «за проступок, порочащий честь и достоинство сотрудника». При этом многие сидели — и их не увольняли. Это покоробило. Выходит, презумпция невиновности у нас не работает. Хорошо еще, задним числом не уволили.

Не могу сказать, что проблема исключительно в системе. Это и общество. Сколько административных правонарушений вы совершаете в месяц? Думаю, достаточно. Каждый раз перед переходом я заставляю себя встать на красный — он обязательно долгий, а дорога всегда пустая. Люди мимо проходят, а я стою и осознаю всю тупость ситуации.

У нас уровень правового сознания минимальный. А ведь административка — это тоже статья. Надо, наверное, начинать с себя, ну и оставаться человеком. Из тюрьмы выходят и такие люди, от которых не услышишь мата, которые не подставят тебя и умеют отвечать за свои слова.

***

Многие бывшие оперативники, оказавшиеся под следствием, стали впоследствии работать в службах собственной безопасности, детективных агентствах и адвокатских бюро. Герои этих материалов — не исключение. Кроме того, вместе с главным редактором «Триумф-Инфо» Андреем Зиминым они запустили YouTube-проект, где рассказывают о работе в силовых структурах, о наркотиках и правонарушениях, с которыми часто сталкиваются россияне.

Как вести себя в СИЗО

Арест – сильнейший стресс для любого человека, особенно если раньше он не имел дела с правоохранительной или пенитенциарной системой. В этот период, главное, не опускать руки и помнить, что жизнь продолжается.

Сегодня существуют тысячи книг, фильмов и статей, рассказывающих о тюремной субкультуре, но очень часто информация, изложенная в них, весьма далека от реальности. Кроме того, порядки в каждом СИЗО отличаются – строгость режима во многом зависит от руководства учреждения.

В СИЗО люди живут по особым правилам

Попав в первый раз камеру, лучше сразу заявить о себе как о человеке, далеком от тюремного быта и попросить ваших товарищей по несчастью рассказать о принятых правилах поведения. Такой подход обычно приветствуется. С сокамерниками следует быть сдержанным и предельно вежливым – оскорбления и применение силы здесь не поощряется. Следите за тем, что говорите: неосторожно сказанное слово может быть причиной серьезных проблем. Не следует брать чужие вещи без спроса, обходите стороной азартные игры и наркотические вещества.

Соблюдайте личную гигиену – этот вопрос имеет огромное значение в небольшом замкнутом пространстве.

Помните, что любой арестант, оказавшийся рядом с вами на нарах, прежде всего, человек. С другой стороны, не следует особо открываться перед сокамерниками, рассказывая о своей личной жизни и деталях уголовного дела.

История следственных изоляторов

СИЗО в Советском Союзе появились более 55 лет назад. В 1963 году Министерство охраны общественного порядка приняло решение о создании нового вида пенитенциарных учреждений, где будут содержаться подсудимые и подследственные.

Сегодня в России (по состоянию на 2017 год) функционирует 217 следственных изоляторов и еще 98 помещений, которые используются в качестве СИЗО. Сложно говорить об истории подобных учреждений в целом: каждое из них имеет свою уникальную летопись, наполненную яркими событиями. Особую известность в нашей стране имеют несколько следственных изоляторов.

«Матросская тишина»

Это название носит следственный изолятор No1 города Москвы. Исправительное учреждение было открыто в далеком 1775 году, с тех пор оно неоднократно достраивалось и переделывалось. В 1870 году на его месте была открыта исправительная тюрьма, вмещавшая 450 «постояльцев» – 300 мужчин и 150 женщин. Современный облик «Матросская тишина» получила в 1946 году. Это СИЗО знаменито в первую очередь своими арестантами: здесь сидели члены ГКЧП после неудачного путча, позже в этих стенах содержался опальный олигарх Михаил Ходорковский и создатель финансовой пирамиды Сергей Мавроди. Последнему пришлось сидеть в спецблоке вместе с осужденными на пожизненное заключение.

Новейшая история «Матросской тишины» знаменита еще и своими побегами. В 1995 году из ее стен удалось выбраться знаменитому киллеру Александру Солонику, которому помог один из конвоиров. В 2003 году из прогулочного дворика бежал белорус Василий Славгородский, которого, правда, через несколько месяцев задержали.

В начале 2020 года в СМИ появилась информация о существовании в «Матросской тишине» ВИП-камер, места в которых продавались за приличные деньги. Скандал стоил работы заместителю начальника изолятора.

«Бутырка»

История этого московского пенитенциарного заведения окутана мрачными тайнами и легендами. Говорят, что на этом месте ожидал казни Емельян Пугачев – это было еще до основания исправительного учреждения. Тюрьма была построена в 1879 году. Сейчас «Бутырка» состоит из двадцати трехэтажных корпусов, вмещающих 434 камеры. По числу знаменитых арестантов она, конечно, проигрывает «Матросской тишине», но отсюда гораздо чаще бежали.

Первый побег в новейшей истории СИЗО случился в 1992 году – из прогулочного дворика выбрались два арестанта. Через два дня они были задержаны. В 2010 году заключенному удалось сбежать из помывочной «Бутырок». Через два года он был задержан в Финляндии.

«Кресты» — самый знаменитый следственный изолятор Санкт-Петербурга

«Кресты»

Это самый известный изолятор Питера с более чем вековой историей. Изначально здесь была пересыльная тюрьма, откуда осужденных отправляли к местам отбывания наказаний. Большинство из них ехало в Сибирь.

По списку заключенных «Крестов» можно изучать российскую историю: здесь сидели народовольцы, председатель Временного правительства Керенский, лидеры большевистской партии Троцкий, Луначарский, Дыбенко. После революции в этом учреждении побывали поэт Заболоцкий, историк Гумилев, будущий маршал Рокоссовский, актер Жжёнов. В «Кресты» СИЗО превратился в 1964 году – через год после появления в СССР таких учреждений.

Бежали из «Крестов» сравнительно редко, но довольно ярко. В 1991 году бандит Сергей Мадуев («Червонец») сумел соблазнить женщину-следователя Наталью Воронцову, которая передала ему пистолет. С его помощью Мадуев подстрелил охранника, взял заложника и попытался бежать. Однако он был ранен и задержан. Позже по мотивам этой истории сняли художественный фильм.

Буквально через год в «Крестах» произошла еще более драматичная история. Группа заключенных взяла в заложники двух контроллеров и потребовала выпустить их на свободу. В ходе штурма, сотрудников СИЗО удалось спасти, а трое захватчиков были убиты.

В 2007 году по личному распоряжению Путина, в Питере началось строительство нового СИЗО – «Кресты-2». Оно должно было стать самым большим в Европе и принять первых заключенных уже в 2013 году, однако, не сдано в эксплуатацию до сих пор. По фактам разворовывания бюджетных средств открыто несколько уголовных дел, а в марте 2017 года по дороге домой был расстрелян майор ФСИН Чернов, причастный к строительству.

Наиболее часто в российских СИЗО возникают скандалы, связанные с пытками, избиениями и вымогательством денег у заключенных.

В прошлом году был подписан закон, согласно которому, один день нахождения в изоляторе засчитывается за полтора дня в колонии. Правозащитники надеются, что он поможет разгрузить СИЗО и вынудит судей реже прибегать к помещению обвиняемых под стражу. Сроки заключения теперь должны пересчитать почти 100 тыс. осужденным. Данный закон не будет действовать в отношении террористов и отбывающих наказание по «наркотическим» статьям.

Тюрьмы и колонии — не лучшие места для бывших полицейских и прочих силовиков. Уголовники по понятным причинам испытывают к ним неприязнь, а значит, независимо от статьи обвинения, участь бывших сотрудников на зоне незавидна. В предыдущем материале «Лента.ру» опубликовала рассказ оперативника Наркоконтроля о некоторых особенностях его работы, в частности — о внедрении в преступные группы. Во второй части речь пойдет о том, как складывается жизнь опера, если он сам становится осужденным, а вживание в уголовную среду перестает быть работой и становится жизненной необходимостью. Об этом «Ленте.ру» рассказал бывший оперативник уголовного розыска, который оказался за решеткой.

участок местности, прилегающий с внешней стороны к периметру СИЗО, ИУ, иному учреждению, подведомственному территориальному органу ФСИН России, на который распространяются режимные требования, установленные правила. Р. т. и ее границы определяются территориальным органом ФСИН России по согласованию с органом местного самоуправления муниципального района либо органом местного самоуправления городского округа. Р. т. определяется на соответствующем плане-схеме. Граница Р. т. ограждается и обозначается предупредительными знаками. На Р. т. запрещается: без раз- решения руководства учреждения находиться и передвигаться посторонним лицам; производить без специального разрешения начальника учреждения земляные, строительные, взрывные, технические и изыскательские работы; осуществлять без соответствующего допуска руководства учреждения ремонт инженерно-коммуникационных, энергетических сетей, средств связи, установку оборудования; проводить без согласования с администрацией учреждения линии электропередач; устанавливать гаражи, тенты-укрытия для автотранспорта и другие сооружения; размещать торговые точки и осуществлять торговлю (в том числе с рук, лотков и автомашин); осуществлять кино-, фотои видеосъемки, звукозаписи; вести переговоры через ограждение с лицами, находящимися в учреждении; передавать либо пытаться передать через ограждение на территорию учреждения любые вещи и предметы, продукты питания; размещать и оставлять свертки, сумки, иные вещи и предметы; загрязнять территорию, а также осуществлять на ней выпас, выгул скота и других животных; заниматься огородничеством, садоводством, рыбной ловлей; разводить огонь, а также производить салюты и фейерверки. Администрация учреждений вправе на Р. т. учреждений с целью соблюдения режимных требований: временно ограничивать или запрещать движение транспорта, не допускать граждан на Р. т. или обязывать их там остаться либо покинуть ее; осуществлять досмотр и обыск лиц, их вещей, транспортных средств, а также изымать запрещенные вещи и документы, перечень которых устанавливается законодательством РФ и Правилами внутреннего распорядка учреждений; составлять протоколы об административных правонарушениях, осуществлять административное задержание и применять другие предусмотренные законодательством РФ об административных правонарушениях меры; применять физическую силу, специальные средства, газовое и огнестрельное оружие в порядке и в случаях, предусмотренных законодательством РФ.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *