Соликамск ИК 9

Исправительная колония №9 (ИК-9) в Пермском крае всего за месяц стала зоной с самой дурной репутацией в стране. После того как зэки, поддерживающие администрацию колонии, надругались над одним из осужденных, в ИК-9 начались волнения. В них приняли участие около 200 заключенных — рекорд для российской уголовно-исправительной системы. За бунтом последовали и другие ЧП, а правозащитники, побывавшие в колонии, утверждают, что причина всего этого в невыносимых условиях содержания, насилии и несправедливости. Что на самом деле происходит за высокими заборами ИК-9, «Ленте.ру» рассказали бывшие сидельцы.

«Меня просто превратят в овощ»

24 сентября в сети появилось видео, действие которого происходит в помещении режимного отряда ИК-9 в Соликамске. На кадрах видно, как один из заключенных заламывает другому руки на кровати, а второй совершает в отношении потерпевшего насильственные действия сексуального характера. При этом жертва насилия умоляет прекратить издевательства, но мучителей это не трогает.

Жертва, запечатленная на видео, — Дмитрий Сергеев. В беседе с «Лентой.ру» он вспоминает, что инцидент произошел 22 сентября, когда ему до освобождения оставалось меньше месяца. В тот день завхоз одного из отрядов под предлогом «важного разговора» пригласил Сергеева на встречу, которая оказалась ловушкой: там он надругался над заключенным.

— До этого я ходил на прием к начальнику колонии Салиму Абдурахманову и рассказал, что в режимном отряде вымогают деньги, — объясняет Сергеев. — Начальник обещал разобраться, но вместо этого активистам отдали приказ меня угомонить, а унижение снять на видео для шантажа. Меня, выражаясь тюремным языком, опустили. А опущенные на любой зоне — это каста изгоев, выполняющих самую грязную работу.

Еще до того, как видео оказалось в администрации ИК-9, его успели посмотреть и разместить в соцсетях другие заключенные. После этого, как вспоминает бывший зэк, заместитель начальника ИК-9 по безопасности и оперативной работе попытался определить его в психиатрическое отделение больницы при колонии. Сергеев предполагает, что тюремная администрация пошла на это из страха, что он поднимет шум, оказавшись за пределами ИК-9.

— В психиатрическом отделении я пробыл около пяти дней, — вспоминает собеседник «Ленты.ру». — Меня принуждали писать заявление на лечение от расстройства, о котором я в первый раз слышал. Я знал, что если соглашусь — меня просто превратят в овощ. Но тут видео дошло до правозащитников и начался большой скандал. Это меня и спасло.

«Кому-то сломали ребра, кому-то проткнули легкое»

Между тем почти сразу после того, как заключенный Сергеев оказался в психиатрическом отделении, в колонии начались волнения. Около 200 «черных» зэков (тех, кто находится под негласным контролем криминальных элементов) отправились на поиски завхоза, надругавшегося над Сергеевым. «Каратели» вооружились тем, что было под рукой: палками, досками и табуретками.

— Когда зэки узнали, что завхоз находится в кабинете у начальника отряда, то двинулись туда всей толпой, — вспоминает собеседник «Ленты.ру». — Они попытались выбить железную дверь, потом один из заключенных попросил сотрудника администрации впустить только его. Но когда дверь приоткрыли, в помещение ворвались все. Тюремщик требовал прекратить бардак, но его просто подняли на руки, отставили в сторону и отобрали у него дубинку, которой потом избили завхоза. Ко всему прочему разъяренная толпа переломала всю мебель в кабинете.

Другой заключенный ИК-9 Олег (имя изменено) говорит, что волнения на зоне затронули не только тех, кто был виновен в надругательстве над Сергеевым, но и случайных осужденных: «Когда толпа двинулась, один мужик пытался прыгнуть через колючую проволоку. Ему было плевать на надзирателей с автоматами, главное — не попасться этим оголтелым, потому что разорвут. Там убивать будут — никуда не денешься. Кому-то сломали ребра, кому-то проткнули легкое…»

К колонии в Соликамске прибыл отряд спецназа из управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) по Пермскому краю. Его бойцы могли остановить беспорядки. Однако, по свидетельствам некоторых осужденных, руководство ИК-9 не пропустило спецназ на территорию, в результате чего 20 зэков получили побои и сотрясения мозга, троих госпитализировали с травмами. Источник, знакомый с ситуацией, пояснил «Ленте.ру», что странное поведение администрации колонии может объясняться тем, что бунт был управляемым:

— Проблема в том, что ИК-9 — это как бы «гибридная» зона, — объясняет источник. — Снаружи ее вроде как контролируют криминальные элементы, то есть она «черная». Однако внутри все неформальные аспекты жизни заключенных контролируются тюремщиками, — то есть зона «красная». И смотрящие на ней все время балансируют на грани: с одной стороны, они строят из себя «черных» перед ворами в законе, а с другой — выслуживаются перед тюремщиками ради привилегий. То, что произошло с Сергеевым, криминальные авторитеты, само собой, не одобрили бы. И смотрящие, узнав, что видео пошло по рукам, устроили разборки в ИК-9, руководствуясь инстинктом самосохранения. При этом администрация зоны, зная, как обстоят дела на самом деле, не стала пресекать волнения, позволив выпустить пар.

«Спрятать тело и вынести с промзоны»

Беспорядки в ИК-9 укрепили ее в статусе одной из самых проблемных зон страны и повлекли за собой серьезные последствия. Оперативники, допустившие бунт, получили уголовное дело по статье 293 УК РФ («Халатность»). Осужденных, причастных к насилию над Дмитрием Сергеевым, перевели в зону особого режима «Белый лебедь» с крайне суровыми условиями. А Сергеева, по его словам, вызвал начальник и попросил «не обливать его грязью». Осужденного стали задабривать: руководство даже распорядилось, чтобы для Сергеева готовили отдельно и выдали ему телефон.

Однако всего неделю спустя после бунта в колонии произошло очередное ЧП. 6 октября один из зэков ИК-9 забрался на вышку и, угрожая суицидом, потребовал встречи с представителем прокуратуры. Осужденный жаловался, что у него сдали нервы из-за постоянного вымогательства и издевательств. По словам Дмитрия Сергеева, мать зэка присылала ему последние деньги, но часть из них уходила тюремщикам.

Лишь после того, как в ситуацию вмешался основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, на территорию ИК-9 прибыл прокурор, а заключенный спустился с вышки, просидев там около четырех часов. Как и в случае с Сергеевым, зэка попытались отправить на лечение в психиатрическое отделение, но безуспешно. Скольких еще осужденных в ИК-9 пытались выставить психбольными, остается лишь гадать.

А 16 октября в ИК-9 произошло самоубийство. Один из осужденных покончил с собой в швейном цехе колонии, не выдержав давления и рабского труда. По словам Владимира Осечкина, зэка принуждали работать в цеху по 12 часов в сутки шесть-семь дней в неделю, а после его самоубийства испуганное руководство колонии приказало зэкам «быстро спрятать тело осужденного в одеяло и вынести с промзоны». Но в конце концов во ФСИН факт суицида в ИК-9 признали.

17 октября, на следующий день после случившегося в швейном цеху, один из осужденных ИК-9 вскрыл вены в штрафном изоляторе (ШИЗО). Его нашли в луже крови и отправили в реанимацию. По данным правозащитников Gulagu.net, зэк относился к категории изгоев — опущенных — и ранее подвергался сексуальному насилию, а в ШИЗО попал за попытку дать показания о беспределе, творящемся в ИК-9. Как сообщил «Ленте.ру» Дмитрий Сергеев, за последние несколько месяцев сексуальному насилию в скандальной колонии подверглись пять осужденных.

«Лицо было синим от побоев»

Впрочем, у беспредела в ИК-9 есть и иные грани. Так, по словам Дмитрия Сергеева, он столкнулся со случаем, когда его друга-осужденного попросили забрать у начальника отряда фломастеры, которые якобы привезли на отряд рисовать стенгазету. Тот согласился, но внутри фломастеров оказался спрятан синтетический наркотик — «соль». В итоге осужденный попал в ШИЗО, «его лицо было синим от побоев». Еще один бывший заключенный ИК-9 Петр (имя изменено) говорит, что в колонии бывают случаи, когда завхозы, следуя указаниям сверху, подбрасывают запрещенные вещества заключенным, а потом фальсифицируют раскрытие якобы совершенного преступления.

При этом за безопасную и спокойную жизнь в колонии приходится платить — об этом говорят сразу несколько бывших заключенных ИК-9, с которыми побеседовала «Лента.ру». В частности, по словам Дмитрия Сергеева, со всех участков колонии ежемесячно собирается более 200 тысяч рублей, которые идут «наверх». Часть этих денег уходит на ремонт и бытовую технику, а о судьбе остальных приходится лишь гадать. Кроме того, как отмечает Сергеев, лучшие продукты питания из тех, что положены осужденным, тоже нередко уходят на сторону. Тех зэков, кто не согласен с таким положением дел, ожидают большие проблемы вплоть до избиений.

Отдельная категория осужденных — это блатные, которые в силу своих финансовых возможностей очень выгодны тюремщикам и получают за это определенные привилегии. К примеру, если обычные осужденные моются раз в неделю в бане, то «элитные» зэки имеют доступ к отдельному душу с бойлером, обложенному красивой бордовой плиткой. Они сидят во вполне комфортных условиях, а другие зэки лишены даже банальной медицинской помощи.

— Я столкнулся с ситуацией, когда врачи отказывались меня лечить под предлогом отсутствия лекарств и советовали попросить родственников их прислать, — вспоминает Дмитрий Сергеев. — Я ответил, что я сирота, у меня никого нет, на свободе идти некуда, могут быть осложнения. Они заявили: «Ничем не можем помочь. Выйдешь — там и вылечишься».

«Ленте.ру» удалось связаться с бывшим завхозом ИК-9, который находился на зоне с 2015 по 2017 год. Он подтвердил, что всевозможные ЧП на зоне происходили годами, но хуже всего дела обстоят в больнице при колонии.

— В инфекционном отделении у больных с ВИЧ и менингитом анализы были изумительными, — говорит бывший завхоз. — На свободе результатов ждут несколько дней, а там их отдавали в день сдачи. При этом я делал запросы, и мне говорили, что учреждение не располагает реагентами для выявления ВИЧ. То есть ребят просто убивали — их обрекали на смерть. На вопросы об ужасном отношении заведующая прямым текстом говорила: «Почему мой муж всю жизнь работал и умер от болезни, а вы, мрази, должны жить?»

— Дмитрий, расскажите о вашем детстве. Где вы родились?

— Я родился в Пермском крае, в деревне Малая Тапья. Родители были лишены родительских прав, вырос в детском доме. Находился там до 14 лет, пока в первый раз не попал в колонию для малолетних преступников.

—Что натворили?

— В детстве по дурости занимались кражами, угонами. В детском доме был режим круглосуточного свободного передвижения. Делали это не с целью наживы какой-то, а скорее как баловство, дурачество, ну и пошло-поехало.

— Разве в таком возрасте за такие преступления не дают условный срок?

— Мне давали и условно, но была такая компания, что я продолжал этим заниматься. Потом меня посадили, снова за кражу, все преступления были связаны с автомобилями.

— Почему?

— Любил автомобили, да и сейчас люблю тоже. Хотелось покататься. Это такой своеобразный адреналин, как во время сёрфинга, когда поймаешь волну. Вот такое же ощущение.

  • Сергеев о порядках в ИК-9

— Неужели вам никто после первого случая не объяснял, что надо завязывать, что это опасный путь?

— Проводились беседы. Но всё равно не слушал, не задумывался и продолжал так делать. Друзья шли — и я шёл.

— Вы буквально на днях освободились из колонии. Какой по счёту это был срок?

— Четвёртый реальный срок.

— А сколько в общей сложности вы провели за решёткой?

— Мне сейчас 31 год, из них 14,5 я отсидел.

— Почти полжизни… Сколько отсидели в этот раз?

— Три с половиной года строгого режима, отсидел полностью.

— Тоже за автомобиль?

— Нет, за кражу телефона. Забрал его в счёт долга, сказал, что верну, когда отдадут деньги. Я таксовал, и пара наркоманов задолжали за поездку. Они сами попросили дать им отсрочку. Когда время вышло, я пришёл, забрал телефон, а они сразу обратились в полицию.

— Весь срок отбывали в ИК-9 в Соликамске?

— Сначала сидел в ИК-40 в Кунгуре. Устроился работать завхозом столовой, но возникла конфликтная ситуация с блатными.

— Что случилось?

— Я отказывался давать им продукты отдельно. Они хотели, чтобы из общего котла забирали мясо и им отдавали. В итоге меня перевели в ИК-9. На моё место поставили другого человека, и тот стал выполнять их требования.

— Как вам поначалу сиделось на новом месте?

— Как такового режима в лагере нет. Сотовая связь — без проблем. Всё, что запрещено, алкоголь — всё есть.

— Это доступно всем или только определённой категории заключённых?

— Нет, достаточно иметь деньги или какой-то вес — и можно получить всё, что надо.

— Вы сидели в разных местах. Поборы с заключённых — это в целом норма?

— Всегда по-разному, всё зависит от руководства. Допустим, есть у тебя телефон — плати в месяц 500 рублей. Хочешь спать на хорошем месте — плати. Питаться нормально, лучше других — тоже деньги. Не идёшь убирать территорию — плати «обиженным», чтобы убирали за тебя. То есть если нужны какие-то блага, всегда нужно платить. А если тебе ничего не надо и ты не платишь ни за что, то начинают специально создавать дискомфорт, чтобы как-то вынудить начать платить.

— Что случилось с вами? Ведь два года всё было спокойно, и только за пару недель до освобождения возникла вся эта ситуация.

— В январе 2019-го я из своего шестого отряда, где не работал, перевёлся в первый отряд, чтобы там трудиться. Денег там никаких не платят, просто время до освобождения за работой идёт быстрее. Работал старшим дневальным в отряде. В июне 2019 года приехал в колонию новый осуждённый Алексей Лопаткин. В июле меня вызывает замначальника по безопасности и оперативной работе (БиОР) Сергей Пантелеев и говорит, что вместо меня теперь будет работать Лопаткин. Я возразил, что меня назначил начальник колонии Салим Абдурахманов — он же должен меня и убрать. Но Пантелеев сказал, что начальник в отпуске, а он его замещает. Я согласился, но осадок у него, видимо, остался.

— Первый отряд ещё чем-то отличается от остальных?

— Он в лагере показательный, там всё строго в соответствии с правилами внутреннего распорядка, без нарушений. Это сделано для комиссий разных. Всех проверяющих ведут именно туда, а в других, куда комиссии не доходят, всё абсолютно свободно.

— Как складывались отношения с Лопаткиным?

— По-разному. Когда он стал завхозом, были и угрозы с его стороны, и период хороших отношений. Однажды я понял, что он хочет убрать с должностей в отряде моих хороших знакомых и поставить своих людей. Я попросился на встречу с начальником колонии. В субботу, 21 сентября, Абдурахманов меня вызвал, я рассказал ему про всю ситуацию с моими знакомыми, про сбор денег с других заключённых на QIWI-кошелёк. Номер кошелька у меня был, я предложил начальнику пробить, куда уходили переводы.

— Как отреагировал начальник колонии?

— Он предложил прийти в понедельник, написать всё на бумаге. А вечером Лопаткин пришёл и сказал, что знает, зачем я ходил к Абдурахманову.

— Что произошло дальше?

— Лопаткин сказал, что я пошёл против него и Пантелеева, пригрозил отправить к «обиженным» в «петушатник», после чего пошёл к Пантелееву. Я вышел на улицу, а он вернулся в отряд, подозвал осуждённого Левина и, как я потом узнал, рассказал ему, что Пантелеев дал добро на это. Ну а дальше происходит то, что на видео, которое вы, наверное, смотрели.

  • © Кадр: видео Youtube/Официальный канал Гулагу-нет

— Что было после того, как они сняли видео?

— Лопаткин сел и говорит: «Сиди спокойно, тихо. До освобождения тебе осталось совсем немного, мы по поводу этого будем молчать». Решили отправить меня в психиатрический изолятор. Заставляли меня писать заявление, что хочу лечиться по собственному желанию в связи с психическим расстройством. Я отказался.

— После этого в колонии почти сразу вспыхнул массовый бунт, в котором пострадали десятки человек. Что там произошло?

— Снимавший видео для отчёта перед Пантелеевым Левин отправил его и другому осуждённому, и оно дошло до блатных. У меня с ними были хорошие отношения. Когда они увидели, что со мной сделали, они все собрались и пришли с Лопаткиным разобраться. А он в это время был уже в карантине, его там спрятали. Пол-отряда переколотили, переломали мебель, телевизор сломали об осуждённого Волкова.

— А куда смотрел начальник колонии, почему он не предотвратил бунт?

— Он уже ничего не мог сделать. Бегал там, просил: «Мужики, успокойтесь». А ему прямо в лицо отвечали, что он сам до этого довёл.

— Лопаткина в итоге нашли?

— Да, он прятался в карантине. Начали ломать железную дверь. Тут уже Пантелеев по рации начал просить блатных, чтобы они успокоили толпу. Один из них в ответ предложил, чтобы его пустили к Лопаткину одного. Пантелеев согласился и приказал открыть дверь. А они туда всей толпой ринулись. Инспектор встал в дверях, пытался не пустить, но его просто взяли, приподняли и в сторону переставили, отняв дубинку. И этой дубиной уже охаживали Заякина и Лопаткина, которые прятались в кабинете одного из сотрудников колонии, ключи от которого есть только у него и просто так туда не зайти.

Также по теме«Ребёнок ещё не знает»: как заключённая в мордовской колонии провожает трёхлетнюю дочь в детдом В России сотни женщин находятся в местах лишения свободы вместе со своими малолетними детьми. По закону дети до трёх лет могут жить в…

— Сильно их избили?

— Не очень. После этого все успокоились, разошлись. Лопаткина сразу отправили в ШИЗО и потом перевели в колонию «Белый лебедь».

— И как вы досиживали после всего этого?

— Хорошо. Вызвал начальник отряда и предложил, чтобы мне отдельно носили еду, сигареты, чай и всё, что нужно. Сказал, что буду жить оставшиеся дни очень спокойно. Стали кормить, как на воле, давали котлеты жареные. А Абдурахманов только попросил, чтобы я не обливал его грязью.

— Публикация видео вызвала скандал, подключились прокуроры, следователи, были заведены дела. Связываете такую реакцию силовых структур с большим резонансом в СМИ?

— Конечно. С тем, что это выплыло наружу, попало в интернет, это связано напрямую. У нас вот человек покончил жизнь самоубийством, и, если бы я не позвонил и не рассказал об этом правозащитникам, всё бы утихло.

— Какова ситуация на данный момент с Пантелеевым и Абдурахмановым?

— Пантелеева отстранили, Абдурахманов так и работает. По уголовному делу, насколько я знаю, проходит только Пантелеев. Я с этим не согласен, начальник колонии тоже должен нести ответственность.

— Как вы оказались в Москве?

— Хотелось уехать подальше, потому что неизвестно, что там из-за всего этого скандала может быть. Боюсь провокаций.

  • Сергеев о планах на будущее

— Были какие-то угрозы?

— Напрямую нет. Но в паре моментов напрягло. Когда я освобождался, за воротами стояли несколько адвокатов непонятных. Они сразу спросили, Сергеев ли я, а потом предложили свои услуги бесплатно. Я отказался, приехал на автовокзал. Стоял там, со знакомым парнем разговаривал. Он спортсмен, крупного телосложения. А когда он отошёл купить сок, ко мне подошли двое, спросили, куда мне надо. Я сказал, что в Пермь, и они сразу: «Ну что, поехали». Я отказался, у меня автобус через пять минут был. А они стали настаивать: «Поехали-поехали, мы тебя довезём». И один из них меня прям за руку стал тянуть в сторону машины. В этот момент вернулся знакомый, спросил у меня, всё ли в порядке, и они сразу отошли в сторону. Постояли, покурили, сели в машину и уехали.

— Что планируете делать дальше?

— Я детдомовский, мне положено жильё. Сейчас будем добиваться, чтобы мне его предоставили. Когда были небольшие промежутки на свободе, я обращался по этому поводу к чиновникам. Мне говорили написать заявление, чтобы поставили в очередь. Я писал, но когда приходил через какое-то время, мне говорили, что в очереди меня нет. Говорили снова писать — и так постоянно меня кружили.

— У вас есть какие-то родственники?

— Есть младший брат, он воспитывался в другом детском доме и уже получил жильё. После развода родителей, когда ему было несколько месяцев, он с мамой уехал в другой город и уже там попал в детдом после лишения её родительских прав. Я остался с отцом, и когда прав лишили его, я оказался уже в другом детдоме. То есть я знал, что он есть, но где он и что с ним, узнал лишь в 13 лет. После этого сбежал, проехал больше ста километров на велосипеде, чтобы увидеть его. Но из-за того, что росли врозь, сейчас отношения не очень близкие. Общаемся, но гораздо теснее контактирую с двоюродным братом — он мне как родной, всегда помогает.

— Сейчас ищете работу?

— Да, никакой работы я не боюсь, готов временно пойти и разнорабочим. В колонии выучился на литейщика по металлу и работал там. Но пока у меня ещё не все документы на руках. Всё осталось в Пермском крае, сейчас стараемся сделать так, чтобы их доставили сюда. Я очень хочу вообще старую жизнь забыть, не возвращаться в Пермский край. Надеюсь, у меня получится. Хочется завести семью, найти работу, жить нормальной жизнью.

— Когда у вас появилось это понимание, что в жизни нужно что-то менять, порвать с криминальным прошлым?

— Оно пришло в этот срок. Меня посадили, и где-то через год состоялся разговор с одним заключённым. Он сидел напротив меня, пожилой человек, больше 60 лет уже. Я спросил, есть ли у него дети. Он сказал, что нет. «Ну а дом, вообще хоть что-то есть?» — продолжил я. Он сказал, что нет, потому что всю жизнь в тюрьме сидит.

В этот момент мне стало очень страшно, потому что я вдруг осознал, что иду точно таким же путём. Что меня ждёт та же участь, та же дорога, та же жизнь. Это очень испугало. Стал думать о том, кто мне в старости стакан воды подаст. Каждый человек должен оставить что-то после себя. А вот такой человек, что он оставил?

— Со старыми знакомыми из криминального мира завязали?

— Да, я вообще ни с кем не общаюсь из них. Если заново строить жизнь, то уже без этого прошлого.

— Напоследок такой вопрос. Многие осуждённые даже на пожизненные сроки настаивают, что их подставили, оговорили, оказали давление, что они стали жертвой судебных ошибок. Много действительно невиновных на зоне повстречали?

— Мало. Может, пять — десять человек из тысячи. Люди склонны себя оправдывать. Говорят, что случайно, подставили, а потом читаешь приговор — и всё ясно становится.

Реакция официальных структур на инцидент

После появления видеозаписи с нападением на Сергеева проверку в колонии организовала прокуратура края. Факт неправомерных действий в отношении мужчины был подтверждён. По её итогам начальнику ГУФСИН России по Пермскому краю подготовлено представление.

Сотрудниками Следственного комитета было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность, допущенная должностными лицами). Сотрудникам колонии предстоит ответить за тяжкое преступление, совершённое в отношении Сергеева и спровоцировавшее массовую драку.

В отношении напавших на Сергеева осуждённых Лопаткина и Заякина СК возбудил уголовное дело в соответствии с ч. 2 ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера с применением насилия к потерпевшему, совершённые группой лиц). Им грозит лишение свободы на срок от четырёх до десяти лет.

Кроме того, центральный аппарат ФСИН проводит масштабную трёхнедельную инспекторскую проверку всей деятельности управления и подразделений уголовно-исполнительной системы Пермского края.

«В ходе проверки будет дана оценка работе всех служб, в том числе соблюдению законности и режима в исправительных учреждениях, качеству и эффективности воспитательной работы, организации трудовой занятости осуждённых, исполнения уголовных наказаний, не связанных с лишением свободы. В период работы члены комиссии окажут практическую и методическую помощь во всех проверяемых подразделениях, а также проведут приём сотрудников и осуждённых по личным вопросам», — рассказали во ФСИН.

ФКУ Исправительная колония №9 ГУФСИН России по Пермскому краю

Адрес: Лесной поселок ул, 12а, Соликамск, Пермский край, 618540

Телефон(ы): (34253) 4-11-19

Начальник: полковник внутренней службы Абдурахманов Салим Лабазанович

Внимание! Данная карта носит исключительно иллюстративный характер, т.к. сервис Яндекс пока не умеет во всех случаях точно определять положение на карте. В более-менее крупных населенных пунктах, как правило, местоположение определяется верно, но в сельской местности и в удаленных районах возможны ошибки.

Расширенная информация

ФКУ ИК-9 ГУФСИН России по Пермскому краю

Лесной поселок ул, 12а, Соликамск, Пермский край, 618540

адрес электронной почты: ut_99sol@mail.ru

тел., факс (34253) 4-11-19.

Контактный телефон для записи граждан на прием по личным вопросам: 8 (253) 4-03-93

Должность

Звание

Ф.И.О.

Дни недели

Время проведения

Начальник колонии

полковник внутренней службы

Абдурахманов Салим Лабазанович

понедельник
среда

Заместитель начальника — начальник отдела охраны

подполковник внутренней службы

Мартыненко Вадим Леонидович

среда

Заместитель начальника

подполковник внутренней службы

Стариков
Сергей
Леонидович

понедельник

Заместитель начальника

капитан
внутренней службы

Ериженский
Александр
Александрович

понедельник

Заместитель начальника

капитан
внутренней службы

Бабаев
Самир
Бахадурович

вторник

Примечание: В выходные и праздничные дни приём граждан ведёт ответственный дежурный по учреждению с 08.00 до 17.00 часов.

График работы комнат длительных и краткосрочных свиданий, прием-выдача посылок, бандеролей, передач

ПОНЕДЕЛЬНИК

08:00 – 17:00

ВТОРНИК

08:00 – 17:00

СРЕДА

08:00 – 17:00

ЧЕТВЕРГ

08:00 – 17:00

ПЯТНИЦА

08:00 – 16:00

СУББОТА

08:00 – 16:00

ВОСКРЕСЕНЬЕ

ВЫХОДНОЙ ДЕНЬ

Обеденный перерыв: с 12:30 — 13:18

Выдача посылок: понедельник — четверг с 08:30 до 12:30

Подписание заявлений: понедельник — пятница с 08:30 до 12:30, суббота с 08:30 до 11:00

ПРИМЕЧАНИЕ: заявления на длительные и краткосрочные свидания, передачи принимаются младшим инспектором по комнате свидания и рассматриваются руководством учреждения ТОЛЬКО В УКАЗАННОЕ В ГРАФИКЕ ВРЕМЯ.

ОБРАЗЕЦ ЗАЯВЛЕНИЯ НА ДЛИТЕЛЬНОЕ СВИДАНИЕ (СКАЧАТЬ)
ОБРАЗЕЦ ЗАЯВЛЕНИЯ НА КРАТКОСРОЧНОЕ СВИДАНИЕ (СКАЧАТЬ)
ОБРАЗЕЦ ЗАЯВЛЕНИЯ НА ПЕРЕДАЧУ (СКАЧАТЬ)

Краткая историческая справка

В 1948 г. приказом министра внутренних дел СССР № 00234 от 3 марта Соликамский исправительно — трудовой лагерь МВД ликвидируется и организуется лагерное отделение № 9: » На базе бывшего СоликамскЛага организовать лагерное отделение № 9 с лимитом наполнения пять тысяч человек. Лагерь дислоцировать в п.Боровск. Существующий в п.Боровск ОЛП № 20 УИЛТК УМВД с участком в п. Красновишерск сдать. Начальнику лагерного отделения № 9 капитану Скрипицину принять весь офицерский и вольнонаемный состав, военизированную охрану, заключенных со всеми личными делами учетными документами, с промфинпланом на 1948 год. Прием и передачу произвести со всеми активами и пассивами по состоянию на 1 марта 1948 года. Заместитель начальника УИТЛК по Молотовской области, майор Удников».

Спецконтингент использовался как для поддержания нормальной жизнедеятельности учреждения, так и на контрагентских работах: на строительстве завода «Урал», бумкомбината, магниевого завода и т.д. В сентябре 1948 года были организованы мастерские по ремонту и пошиву одежды, обуви по заказам со стороны, был пущен колесный цех и кузница.

В подсобном хозяйстве выращивали овощные и яровые культуры.

Приказом начальника ЛО № 9 УИТЛК УМВД по Молотовской области капитана Скрипицина от 7 декабря 1948 года № 122 открыта областная больница для заключенных: «Организовать туберкулезное отделение областной больницы на территории лагерного участка № 2, разместив его в имеющихся бараках. Весь рабочий контингент з/к к 6 декабря с.г. перевести на территорию лагпункта № 1….». В августе 1949 года в Соликамск из г.Молотова (ныне г.Пермь) переводится областная больница для заключенных, в нее входят следующие отделения: два терапевтических, хирургическое, психиатрическое, дерматовенерологическое, туберкулезное и отделение полустационарного типа для хронических больных и инвалидов. Больных размещали в приспособленных каркасно-засыпных бараках без необходимых удобств. Больничные отделения находились в единой зоне с ЛО № 9, и только спустя шесть лет территория больницы была выделена в отдельную зону со своим контрольно-пропускным пунктом.

В 1951 году в состав ЛО № 9 входили: жилая и промышленная зоны, областная больница, женская колония, дом ребенка. Заключенные продолжали работать на контрагентских работах, строительстве инфраструктуры города. На промзоне изготавливали бельевые прищепки, дранку штукатурную, шпоновые ящики, шили рукавицы.

В 1953 году в стране была объявлена амнистия. В связи с этим, начиная с сентября 1953 года меняется структура учреждения — осужденные содержатся по видам режима. Исправительные учреждения передаются в ведения Министерства Юстиции, что сразу сказалось на условиях содержания осужденных — введены некоторые послабления: на территории лагерного отделения открылись дополнительные столовые, магазины с продовольственными и промышленными товарами, разрешено свободное хождение денег. Женская колония и дом ребенка переводятся в Пермское подразделение. В областной больнице определены основные направления организационно-методической работы, получают дальнейшее развитие специализированные виды медицинской помощи: офтальмологическая, отоларингологическая и стоматологическая, совершентствуются диагностические и лечебные кабинеты, вводится в строй новый административный корпус.
В 1954 году исправительные учреждения вновь передали в ведения МВД и все послабления были отменены.

В 1954 году коллектив отмечен приказом Министерства внутренних дел и решением ВЦСПС была присуждена 3-я Всесоюзная премия.

В 1954 году вступило в действие » Положение об исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ) и колониях (ИТК) МВД СССР», предполагающее в качестве основной задачи создание условий, исключающих возможность совершения осужденными преступлений, нейтрализацию отрицательных последствий, свойственных каждой амнистии. Лагерное отделение № 9 (ЛО № 9) переименовано в ИТК-9.

С 1957 года вводится отрядная система управления.

В 1959 году благодаря усилиям всего коллектива колония в течение года награждается переходящим Знаменем управления.

С 1961 года при учреждении создаются профессионально-техническое училище и общеобразовательная школа. Училище готовит рабочих для мебельного цеха, который начинает выпускать первую продукцию: различные виды тары, табуреты. Постепенно монтируются станки и другое оборудование, расширяется возможность для трудоустройства осужденных на собственном производстве. Хотя большой удельный вес в трудовой занятости продолжают занимать контрагентские объекты: жилой комплекс завода «Урал», строительство жилых домов в северной части г. Соликамска.

Началась реконструкция самой колонии. К зданиям жилой зоны (каркасно-насыпные бараки) подводятся центральное водоснабжение и отопление.
С 1964 года мебельное производство специализируется на выпуске товаров народного потребления. Был освоен выпуск шкафов, трюмо, комодов, тумбочек и.т.д. Швейное производство производит рукавицы, костюмы из х/б ткани.

В 1976 году ИТК-9 переименовано в учреждение УТ-389/9. Большое внимание уделяется строительству жилой зоны, областной больницы. В 1974 году введен в эксплуатацию новый закройный цех, а в 1976 году новый швейный цех, где был освоен выпуск прорезиненных костюмов для шахтеров, рабочих горячих цехов, плащи для рыбаков и командирского состава речного и морского флота. На мебельном производстве выпускаются наборы мебели «Москвич» и «Лада». В 1978 году введен мебельный цех № 2 ДОЦ (деревообрабатывающий), а в 1983 году — лесопильный участок.

В колонии ведется большая политико-воспитательная работа. Активно работают партийная и комсомольская организации, профком и спортивные секции. Творческий коллектив учреждения участвует в областных смотрах художественной самодеятельности, занимая призовые места. Среди осужденных организованы самодеятельные организации, которым предоставлялось право решать важные вопросы по поддержанию установленного порядка, выполнению социалистических обязательств, вовлечению осужденных в производственное и образовательное обучение, организацию культурного досуга.

В 1990 году начинается новый сложный этап в жизни учреждения. Меняется социально-политическая ситуация в стране. В связи с вхождением в рыночные отношения возрастает конкурентноспособность выпускаемой продукции, идет поиск рынков сбыта продукции. Организуется собственная сельскохозяйственная база с пахотными угодьями и подсобным хозяйством. Строится свинарник, птичник, тепличное хозяйство. Открываются магазины для отоваривания осужденных.

С 2001 -2004 гг. тяжелые времена для колонии: если режим содержания осужденных сохранялся на должном уровне, то производство практически не работало.

С 2004 года колония начала набирать обороты и уже во втором полугодии заняла первое место из 900 колоний в смотре-конкурсе ГУФСИН России. Интенсивно работает производство: швейный цех выпускает спецодежду, рукавицы, костюмы ЛГН, матрацы, подушки; цеха по деревообработке — поддоны для промышленных нужд, фанеру; продуктивно работают сувенирный цех и участки спец.заказов; реконструирована и оборудована пилорама; успешно работает так называемый «Тупик». где производятся погрузочно-разгрузочные работы для других предприятий города и частных лиц. В районе п. Басим работают лесозаготовительные бригады из осужденных-поселенцев. Осваивается производство срубов для жилых домов. Успешно идет сбыт продукции. Заключаются договоры с зарубежными потребителями, в частности с Израилем. В областной больнице установлена пожарная и охранная сигнализации, завершена реконструкция теплосетей в корпусах больницы, сделан ремонт во многих отделениях, усовершенствована материально-техническая база. Организована работа клинико-экспертной комиссии, которая проводит экспертизу временной нетрудоспособности осужденных, привлекаемых к оплачиваемому труду.

Кардинально изменился внешний вид колонии- современно и красиво выглядит штаб, особенно примыкающая к нему территория. Все освещается, по периметру камеры видеонаблюдения, ухоженные клумбы. Сделан евроремонт в штабе учреждения и столовой для сотрудников. Произведены ремонтные работы в отрядах. В феврале 2005 года было сдано общежитие для поселенцев с условиями, приближенными к вольным, до минимума сводится негативное влияние изоляции.

Обогревается колония автономно- возведена собственная газовая котельная, на ее монтаж израсходовано 11 млн. рублей, выделенных из собственной прибыли учреждения. Преобразился автотранспортный цех: выстроены новые боксы с бытовыми комнатами для водителей. Продуктивно работает сельхозцех, полностью обеспечивая продуктами питания столовые для сотрудников и осужденных.

Охрана объектов в колонии осуществляется с использованием новых технологий и инженерных систем: периметральной сигнализации, пожарной сигнализации, системы передачи сигнала в дежурную часть с персонифицированных тревожных кнопок по радиоканалу, системы видеонаблюдения.

Информация

Порядок обжалования нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) ФСИН России, ее территориальных органов, подведомственных учреждений и их должностных лиц

15 сентября 2015 года вступил в силу Кодекс административного судопроизводства РФ (далее — КАС РФ), при этом подраздел 3 Гражданско-процессуального кодекса РФ — производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, утратил силу.

С вступлением в силу КАС РФ порядок оспаривания нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) ФСИН России, ее должностных лиц в рамках судопроизводства в судах общей юрисдикции определен вышеуказанным кодексом.

В силу статьи 1 КАС РФ регулирует порядок осуществления административного судопроизводства при рассмотрении и разрешении Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, а также других административных дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений и связанных с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий.

Глава 21 КАС РФ определяет порядок оспаривания нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами.

В соответствии со статьей 208 КАС РФ «с административным исковым заявлением о признании нормативного правового акта не действующим полностью или в части вправе обратиться лица, в отношении которых применен этот акт, а также лица, которые являются субъектами отношений, регулируемых оспариваемым нормативным правовым актом, если они полагают, что этим актом нарушены или нарушаются их права, свободы и законные интересы».

Административное исковое заявление о признании нормативного правового акта недействующим может быть подано в суд в течение всего срока действия этого нормативного правового акта.

Требования к административному исковому заявлению об оспаривании нормативного правового акта и о признании нормативного правового акта недействующим предусмотрены в статье 209 КАС РФ.

В административном исковом заявлении об оспаривании нормативного правового акта должны быть указаны:

1) сведения, предусмотренные пунктами 1, 2, 4 и 8 части 2 и частью 6 статьи 125 настоящего Кодекса, а именно:

— наименование суда, в который подается административное исковое заявление;

— наименование административного истца, если административным истцом является орган, организация или должностное лицо, место их нахождения, для организации также сведения о ее государственной регистрации; фамилия, имя и отчество административного истца, если административным истцом является гражданин, его место жительства или место пребывания, дата и место его рождения, сведения о высшем юридическом образовании при намерении лично вести административное дело, по которому настоящим Кодексом предусмотрено обязательное участие представителя; наименование или фамилия, имя и отчество представителя, его почтовый адрес, сведения о высшем юридическом образовании, если административное исковое заявление подается представителем; номера телефонов, факсов, адреса электронной почты административного истца, его представителя;

— сведения о том, какие права, свободы и законные интересы лица, обратившегося в суд, или иных лиц, в интересах которых подано административное исковое заявление, нарушены, или о причинах, которые

— иные сведения в случаях, если их указание предусмотрено положениями КАС РФ, определяющими особенности производства по отдельным категориям административных дел;

2) наименование органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, уполномоченной организации, должностного лица, принявших оспариваемый нормативный правовой акт;

3) наименование, номер, дата принятия оспариваемого нормативного правового акта, источник и дата его опубликования;

4) сведения о применении оспариваемого нормативного правового акта к административному истцу или о том, что административный истец является субъектом отношений, регулируемых этим актом;

5) сведения о том, какие права, свободы и законные интересы лица, обратившегося в суд, нарушены;

6) наименование и отдельные положения нормативного правового акта, который имеет большую юридическую силу и на соответствие которому надлежит проверить оспариваемый нормативный правовой акт полностью или в части;

7) ходатайства, обусловленные невозможностью приобщения каких-либо документов;

8) требование о признании оспариваемого нормативного правового акта недействующим с указанием на несоответствие законодательству Российской Федерации всего нормативного правового акта или отдельных его положений.

Глава 22 КАС РФ определяет порядок оспаривания действий и решений публично-правовых субъектов.

Согласно статьи 218 КАС РФ «гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности».

Административные исковые заявления подаются в суд по правилам подсудности, установленным главой 2 КАС РФ.

В соответствии со статьей 22 КАС РФ «Административное исковое заявление к органу государственной власти, иному государственному органу, органу местного самоуправления, избирательной комиссии, комиссии референдума, организации, наделенной отдельными государственными или иными публичными полномочиями, подается в суд по месту их нахождения, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему — по месту нахождения органа, в котором указанные лица исполняют свои обязанности».

Таким образом, по правилам территориальной подсудности административное исковое заявление к ФСИН России, ее должностному лицу может быть подано в Замоскворецкий районный суд г. Москвы.

Административное исковое заявление в соответствии со статьей 219 КАС РФ может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов.

Требования к административному исковому заявлению о признании незаконными решений, действий (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями предусмотрены в статье 220 КАС РФ. В административном исковом заявлении о признании незаконными решений, действий (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, должны быть указаны:

1) сведения, предусмотренные пунктами 1, 2, 8 и 9 части 2 и частью 6 статьи 125 настоящего Кодекса;

2) орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными

публичными полномочиями и принявшие оспариваемое решение либо совершившие оспариваемое действие (бездействие);

3) наименование, номер, дата принятия оспариваемого решения, дата и место совершения оспариваемого действия (бездействия);

4) сведения о том, в чем заключается оспариваемое бездействие (от принятия каких решений либо от совершения каких действий в соответствии с обязанностями, возложенными в установленном законом порядке, уклоняются орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями);

5) иные известные данные в отношении оспариваемых решения, действия (бездействия);

6) сведения о правах, свободах и законных интересах административного истца, которые, по его мнению, нарушаются оспариваемыми решением, действием (бездействием);

7) нормативные правовые акты и их положения, на соответствие которым надлежит проверить оспариваемые решение, действие (бездействие);

8) сведения о невозможности приложения к административному исковому заявлению каких-либо документов и соответствующие ходатайства;

9) сведения о том, подавалась ли в вышестоящий в порядке подчиненности орган или вышестоящему в порядке подчиненности лицу жалоба по тому же предмету, который указан в подаваемом административном исковом заявлении. Если такая жалоба подавалась, указываются дата ее подачи, результат ее рассмотрения;

10) требование о признании незаконными решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями.

Образец административного искового заявления (doc, 42 кб)

***

Правозащитник Владимир Осечкин признается, что с такими беззакониями, как в стенах Соликамской ИК-9, он столкнулся впервые, при том что это одна из самых больших колоний Пермского края. Впрочем, по мнению Осечкина, для такого положения дел есть исторические предпосылки. В регионе, где находится ИК-9, десятилетия назад действовали самые страшные лагеря ГУЛАГа.

— Пермские зоны — известные пыточные, достаточно вспомнить «Белый лебедь», — отмечает собеседник «Ленты.ру». — Традиции переходят из поколения в поколение. Среди тюремщиков там нередко встречаются выходцы из семей чекистов. По меркам таких людей, с преступниками можно поступать как угодно — ведь они не люди. Местные общественные наблюдательные комиссии (ОНК) не работают: их представители «сливают» информацию о своем предстоящем визите оперативникам, а те идут на все, чтобы заставить заключенных молчать. Возникает круговая порука, при которой жертвы, к сожалению, всегда неизбежны.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *