Бозой колония

Женская колония: взгляд изнутри

Поселок Бозой — место само по себе удивительное. Находится он, как кажется, в абсолютной невесомости, нигде. Путь от Иркутска занимает около полутора часов езды мимо пастбищ, равнин, небольших холмов. Через полчаса дороги глаз ищет, за что зацепиться, найти ориентиры. Пейзаж, как поставленный на повтор кадр, угнетающе однообразен.

Сам поселок — небольшой клочок земли, просматриваемый насквозь, застроенный неприглядными бараками и домиками. Ни центрального водоснабжения, ни канализации здесь нет. Зато есть «градообразующее предприятие»: две женских колонии ровно посередине поселка и на отшибе — колония-поселение для женщин и мужчин. О жизни колонии № 11 поселка Бозой читайте в репортаже корреспондента IRK.ru.

Между стереотипами и реальностью

Ехать в женскую колонию человеку неподготовленному страшно. Что мы знаем о жизни за решеткой? Представляются замученные женщины с короткими стрижками, мешковатые одежды, стражники на каждом шагу и полная безысходность.

Увиденное поразило несоответствием ожиданиям.
В колонию проходили через несколько решеток, которые открываются только по очереди. Вещи забрали, сотовая связь на территории колонии запрещена.

Взять с собой разрешили диктофон, фотоаппарат и ручку с блокнотом.

Еще до входа на саму территорию зоны нас встретила Татьяна Фролова — начальник колонии.

Время от времени к ней в кабинет с вежливым стуком заходили женщины в платочках и отчитывались, приносили бумаги, о чем-то советовались. Женщины выглядели опрятно: легкий макияж, маникюр, выглаженная форма.

Сначала подумалось, что это служащие зоны, бухгалтеры или прачки, но, позже выяснилось, что заходили заключенные.

Татьяна Фролова — начальник колонииПлакат с жизнеутверждающим призывомСоциальная реклама на территории колонииРядом находится церковь

На немой вопрос — почему заключенные ни капли не соответствуют образу «зечек», Татьяна Витальевна улыбнулась: «Женщины и на зоне должны оставаться женщинами. Потом они выйдут в мир, и наша задача — научить их быть полноправными членами общества. Поэтому за неряшливость их наказывают».

Женские колонии не делятся по видам режима на общие, «строгачи» или особые, а значит, здесь сидят все вместе — убийцы и мелкие воришки, наркозависимые и крупные дилеры, бывшие сотрудники органов и женщины, скрывающиеся от правосудия десятилетиями. При распределении учитываются состояние здоровья и личные качества.

Заключенные живут в разных корпусах и делятся на категории: больные, инвалиды и пенсионеры отделены от бывших сотрудников органов; те, кто показывают положительные результаты и хорошо себя ведут, никак не сталкиваются с нарушителями режима исправительной колонии. А те, кто недавно прибыл сюда, занимают секции «с обычными условиями содержания», то есть ни поблажек, ни ограничений для них пока нет. Каждый корпус — отдельно взятый микромир, огороженный забором, со своими надзирателями.

Рядом с корпусами и на общих территориях колонии заключенные высаживают цветы и облагораживают территорию колонии. Кругом поделки из подручных материалов — разноцветные домики, персонажи детских сказок, украшения.

Сами клумбы выглядят как дипломные работы ландшафтных дизайнеров: встречаются альпийские горки, клумбы в виде стрекоз и даже зеленые скульптуры. У каждой секции стоит беседка, в которой женщины общаются и отдыхают.

При виде незваных гостей-журналистов и начальницы колонии женщины встают и приветствуют нас «по форме», а потом стараются поскорее отвернуться, спрятаться друг за друга. Такая известность им не нужна.

Весь этот антураж никак не укладывается в страшное слово «зона», которое в нашей стране вызывает ужас на генетическом уровне. Слишком тут уютно, до педантизма чисто.

Татьяна Витальевна сетует: «Выходит про нас статья, а потом начинаются жалобы — что это у вас лучше, чем в детских домах и домах престарелых? Курорт, а не зона». И тут же поясняет, что зона живет строго по законодательству.

Никаких поблажек у здешних заключенных нет, никто их с ложки не кормит. И наказывают, конечно, за провинности.

За газоном на территории колонии тщательно следятМесто отдыхаРазноцветные клумбы приветливо улыбаются

Вплоть до 2011 года в колонии, здесь не было ни туалетов в корпусах, ни водоснабжения. Женщины сами ежедневно носили воду для себя и для обслуживания всего учреждения.

За несколько лет непрекращающихся ремонтов жуткие условия устранили. Да и не должна женщина, отбывая наказание, надрываться и гробить здоровье.

Это ведь не смертный приговор, и пусть здесь не сладко, но для многих жизнь после зоны продолжается.

Есть женщины в русских колониях

Окончательным потрясением стало посещение столовой. Управляющая кондитерским цехом — бывшая наркобаронесса, которую правоохранительные органы не могли поймать 18 лет. От фотографий и упоминания своего имени в статье она, как и подавляющее большинство женщин, отказалась.

Некогда она сотнями килограммов доставляла и распространяла наркотики по Иркутской области. Попав за решетку, долго демонстрировала буйный нрав: отказывалась от работы в цехах, скандалила, хамила сотрудникам и начальнику колонии.

Потом была направлена в кондитерский цех, и теперь с удовольствием стряпает пирожки и очень вкусные сладкие пирожные.

Вообще, диссонансов здесь более чем достаточно. Милые улыбки легко сочетаются с тяжелым взглядом с прищуром, от которого становится не по себе, очень приветливое отношение и вежливость — а за плечами преднамеренное детоубийство. К милым радушным хозяюшкам не хочется поворачиваться спиной: дают о себе знать инстинкты, которые сильнее разума.

На кухне работа кипитСладостиЭклеры с заварным кремомБиблиотека в ярком дизайнеВ столовойУмывальная

Мы пришли в корпус, где сидят бывшие сотрудники органов. Они очень отличаются от обычных заключенных: чувствуется образованность, воспитание и высокая самооценка. Встречала нас ответственная за работу своего подразделения заключенная.

Она рассказала о вязальном цехе, где заключенные вышивают крестиком цветочные и библейские мотивы, со всеми познакомила. Опять возникла мысль — может, не заключенная, а сотрудница? Выдавала ее только форма одежды.

Выяснилось, что эта красивая и общительная женщина осуждена повторно за махинации с нефтью на 7 лет.

В колонии очень много цыганок. Держатся они сообща, ни о каком раскаянии и речи не идет. Подавляющее большинство из них торговали наркотиками.

Обычно это выглядит так: женщина работает «в полях», а мужчина этим руководит.

Они не лукавят, не улыбаются, не стремятся кому-то понравиться, для них все происходящее вокруг — нормальная череда жизни, еще один логичный виток спирали. Они выйдут и начнут заново, выбора у них нет.

Глядя на заключенных, которых здесь почти 900 человек, задумываешься: многим здесь лучше, чем на воле. Не получится у них «заново» начать, они не приучены ценить то, что есть: возможность работать, учиться, они не социализированы. Такие выйдут и рискуют попасть в соседнюю 40-ю колонию для тех, кто отбывает повторные сроки.

Но есть и другие. Сильные и страдающие. Не нужна им клетка, будь она хоть золотой. От них исходит жизнь и боль от того, что они здесь находятся. И верится, что у них есть шанс в будущем перешагнуть через клеймо бывшей осужденной и начать с чистого листа. Вот для них и трудятся все работники колонии. Здесь женщины могут получить аттестат и профессию, многому научиться.

Одна история

В колонии есть и салон красоты. Женщины должны приводить себя в порядок. Татьяна Витальевна прокомментировала на входе: «Единственная официальная работница парикмахерской — профессиональный парикмахер. Только поработать по профессии ей не удалось».

Войдя в помещение, я увидела девочку. Совсем юную, может быть, лет 22-х. Она смотрела на нас большими добрыми глазами. Как мне почудилось, правда, добрыми. Невысокого роста, вся в веснушках, очень красивая и молодая, она резко отличалась от тех, кого я видела здесь до этого. Она первая, к кому у меня сразу возникло сочувствие.

В прачечной сушится чистое бельеРяды швейных машинокЗа работой в швейном цехеВышивка бисером руками осужденныхВ спальне чисто и опрятно

Девушка рассказала о своей работе, показала инструменты и журналы записи. Сразу стало ясно, что она по-настоящему любит свое дело, увлеченно и с любовью говорит о нем. На вопрос, как она сюда попала, девушка осеклась, но произнесла: «Статья 105, 1 часть». В Уголовном кодексе значится — убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств.

На последующую просьбу рассказать, как это случилось, девушка выдавила из себя: «Я защищала мать», — отвернулась к окну и расплакалась. Больше вопросов задавать я не стала.

После парикмахерской мы прошли в швейный и раскроечный цеха, побывали в корпусе для пенсионеров и инвалидов. На этом посещение колонии закончилось.

Во всех нас есть пресловутый инь и ян, хорошее и плохое. Всем нам иногда хочется попроще, получше устроиться, извернуться — и вот кто-то начинает торговать наркотиками, воровать нефть и брать крупные взятки.

И с каждым может случиться так, что в один момент эмоции необратимо возобладают над разумом — тогда появляется статья «Убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств». У кого-то не находится сил бороться — появляются алкоголь и наркотики и все, что с ними обычно связано.

Единственное, что мы можем попытаться сделать, — стараться быть лучше, хранить в себе любовь к настоящей честной жизни. На воле.

Одна история

В колонии есть и салон красоты. Женщины должны приводить себя в порядок. Татьяна Витальевна прокомментировала на входе: «Единственная официальная работница парикмахерской — профессиональный парикмахер. Только поработать по профессии ей не удалось».

Войдя в помещение, я увидела девочку. Совсем юную, может быть, лет 22-х. Она смотрела на нас большими добрыми глазами. Как мне почудилось, правда, добрыми. Невысокого роста, вся в веснушках, очень красивая и молодая, она резко отличалась от тех, кого я видела здесь до этого. Она первая, к кому у меня сразу возникло сочувствие.

В прачечной сушится чистое белье Ряды швейных машинок За работой в швейном цехе Вышивка бисером руками осужденных В спальне чисто и опрятно

Девушка рассказала о своей работе, показала инструменты и журналы записи. Сразу стало ясно, что она по-настоящему любит свое дело, увлеченно и с любовью говорит о нем. На вопрос, как она сюда попала, девушка осеклась, но произнесла: «Статья 105, 1 часть». В Уголовном кодексе значится — убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств.

На последующую просьбу рассказать, как это случилось, девушка выдавила из себя: «Я защищала мать», — отвернулась к окну и расплакалась. Больше вопросов задавать я не стала.

После парикмахерской мы прошли в швейный и раскроечный цеха, побывали в корпусе для пенсионеров и инвалидов. На этом посещение колонии закончилось.

Во всех нас есть пресловутый инь и ян, хорошее и плохое. Всем нам иногда хочется попроще, получше устроиться, извернуться — и вот кто-то начинает торговать наркотиками, воровать нефть и брать крупные взятки. И с каждым может случиться так, что в один момент эмоции необратимо возобладают над разумом — тогда появляется статья «Убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств». У кого-то не находится сил бороться — появляются алкоголь и наркотики и все, что с ними обычно связано. Единственное, что мы можем попытаться сделать, — стараться быть лучше, хранить в себе любовь к настоящей честной жизни. На воле.

Женская колония иркутской области

ОИК-1 (ИК-11, ИК-40 и КП-44) п. Бозой

В объединение исправительных колоний №1 расположенном в посёлке Бозой входят ИК-11, ИК-40 и КП-44.

На сегодняшний день Бозойское ОИК – это динамично развивающееся учреждение с развитой инфраструктурой и мощной производственной базой. В ИК-11 функционируют швейная фабрика, вязальный цех.

При фабрике создано профессиональное училище, где женщины-осуждённые, не имеющие специальность, могут обучиться профессии швеи. В колонии есть вечерняя средняя школа. В учреждениях ОИК-1 работают банно-прачечные комбинаты, парикмахерские, мастерские по ремонту обуви.

Осуждённые ИК-40 могут посещать часовню Святой Анастасии, открытую в колонии в 2005 году.

Фку оик-1 «объединение исправительных колоний №1» п. бозой, иркутская область

КонтактыАдрес: 666301, Иркутская область, г.

Женская колония иркутская область

Для направления обращения необходимо воспользоваться сервисом Интернет-приемная)

Начальник объединения исправительных колоний № 1: полковник внутренней службы Даглаев Леонид Георгиевич

Начальник ИК-11: полковник внутренней службы Фролова Татьяна Витальевна

Начальник ИК-40: подполковник внутренней службы Хаустов Михаил Георгиевич

Начальник КП-44: подполковник внутренней службы Степанов Владислав Родионович

В 1932 году обширные земли Кудинской долины (в слиянии рек Куды и Сухая Куяда) Усть-Ординского округа были переданы в распоряжение НКВД, где был организован поселок-скотосовхоз НКВД для спецпереселенцев преимущественно из европейской части Советского Союза – Воронежской и Курской областей, Белоруссии и Украины, Мордовии и Татарии.

Женская тюрьма в иркутской области

Внимание Не получится у них «заново» начать, они не приучены ценить то, что есть: возможность работать, учиться, они не социализированы. Такие выйдут и рискуют попасть в соседнюю 40-ю колонию для тех, кто отбывает повторные сроки.

Но есть и другие. Сильные и страдающие. Не нужна им клетка, будь она хоть золотой.

От них исходит жизнь и боль от того, что они здесь находятся. И верится, что у них есть шанс в будущем перешагнуть через клеймо бывшей осужденной и начать с чистого листа. Вот для них и трудятся все работники колонии. Здесь женщины могут получить аттестат и профессию, многому научиться.

Женская колония в иркутской области

Что мы знаем о жизни за решеткой? Представляются замученные женщины с короткими стрижками, мешковатые одежды, стражники на каждом шагу и полная безысходность. Увиденное поразило несоответствием ожиданиям.

В колонию проходили через несколько решеток, которые открываются только по очереди. Вещи забрали, сотовая связь на территории колонии запрещена.
Взять с собой разрешили диктофон, фотоаппарат и ручку с блокнотом.

Еще до входа на саму территорию зоны нас встретила Татьяна Фролова — начальник колонии. Время от времени к ней в кабинет с вежливым стуком заходили женщины в платочках и отчитывались, приносили бумаги, о чем-то советовались. Женщины выглядели опрятно: легкий макияж, маникюр, выглаженная форма.

Сначала подумалось, что это служащие зоны, бухгалтеры или прачки, но, позже выяснилось, что заходили заключенные.

На немой вопрос — почему заключенные ни капли не соответствуют образу «зечек», Татьяна Витальевна улыбнулась: «Женщины и на зоне должны оставаться женщинами. Потом они выйдут в мир, и наша задача — научить их быть полноправными членами общества. Поэтому за неряшливость их наказывают».

Женские колонии не делятся по видам режима на общие, «строгачи» или особые, а значит, здесь сидят все вместе — убийцы и мелкие воришки, наркозависимые и крупные дилеры, бывшие сотрудники органов и женщины, скрывающиеся от правосудия десятилетиями.

Женская колония бозой иркутской области

Саянск, База стройиндустрии, квартал 28, № 51 Телефоны: 8 (39541) 3-15-75

Начальник учреждения: полковник внутренней службы Даглаев Леонид Георгиевич

Начальник ИК-11: полковник внутренней службы Татьяна Витальевна Фролова Начальник ИК-40: майор внутренней службы Михаил Георгиевич Хаустов Начальник КП-44: подполковник внутренней службы Владислав Родионович Степанов

Начальник ОИК-1: 1-й, 3-й понедельник месяца, 16:00 — 17:00

Начальники ИК-11, 40, КП-44 Понедельник, 16:00 — 17:00

Зам. начальника колонии (по безопасности и оперативной работе): Зам. начальника колонии (по кадрам и воспитательной работе): Главный бухгалтер: Четверг, 16:00 — 17:00

Зам.

Бозой иркутская область женская колония

  • Сибирский ФО
  • Иркутская область
  • ФКУ ОИК-1

ОИК-1 п. Бозой

Фку объединение исправительных колоний № 1 гуфсин россии по иркутской области

Адрес: 669511, п. Бозой Эхирит-Булагатского района Иркутской области, ул.

Женская исправительная колония иркутская область

Исправительная колония №40, которая входит в состав объединения исправительных колоний №1 ГУФСИН России по Иркутской области, предназначена для содержания женщин, которые ранее отбывали наказание. На сегодняшний день в учреждении содержится 432 женщины. В колонии ведется работа по улучшению условий содержания.

Например, в 2016 году открылись карантинное отделение, общежитие, банно-прачечный комплекс, а также классы вечерней школы и профессионального училища. Основное направление работы – сельское хозяйство. Здесь производят мясо, молоко, яйцо, а также выращивают картофель, капусту, морковь и свеклу, которые затем поставляются во все исправительные учреждения региона.

Осужденные женщины привлекаются к работе на полях и в швейном цехе.

Базой иркутская область колония женская

Не получится у них «заново» начать, они не приучены ценить то, что есть: возможность работать, учиться, они не социализированы. Такие выйдут и рискуют попасть в соседнюю 40-ю колонию для тех, кто отбывает повторные сроки.

Но есть и другие. Сильные и страдающие. Не нужна им клетка, будь она хоть золотой.
От них исходит жизнь и боль от того, что они здесь находятся. И верится, что у них есть шанс в будущем перешагнуть через клеймо бывшей осужденной и начать с чистого листа. Вот для них и трудятся все работники колонии. Здесь женщины могут получить аттестат и профессию, многому научиться.

«Город изнутри»: Колония строгого режима – приходите к нам ещё!

Кирилл Фалеев Кирилл Фалеев

И только потом, оборачиваясь, уже разомлевший от природной красоты, ты идёшь прямиком в колонию строгого режима для впервые осуждённых №19: видишь и бетонный забор, и колючую проволоку, и серьёзные лица работников ГУФСИН – всё как положено.

Через пропускной пункт исправительного учреждения проходили вчетвером – две девушки плюс двое мужчин — я, сотрудница пресс-службы ГУФСИН, фотограф и сопровождающий от колонии. Женской части команды выдали по тревожной кнопке, которые надо нажимать в случае угрозы нападения, а мужчинам велели присматривать за обстановкой.

«Если её нажать, то к месту сигнала отправится отряд быстрого реагирования, но уверен, до этого не дойдёт» — успокоил сопровождающий Александр, и мы отправились в путь: в отдраенные до блеска жилые корпуса заключённых, наполненные рабочими производственные цеха, местный клуб культуры, где нам исполнили что-то из «Арии» и показали копию «Мадонны» Сальвадора Дали.

Жизнь, как она есть

Пребывание в колонии у каждого заключённого начинается с «карантина». Он представляет собой отряд из новичков, который недели две полностью изолирован от общения с другими заключёнными. Только-только поступившие знакомятся между собой; с ними работают психолог, сотрудники учреждения, рассказывают, куда они попали и как здесь устроен быт.

Домик в два этажа – со спальней, кухонькой, умывальными… «новобранцы» разговаривают неохотно, с нахальцой, но, в целом, смирные.

«Они пока даже не понимают, куда попали и что случилось. Поэтому такие необщительные – боятся. Потом привыкнут. С ними сейчас работают – выясняют, где они здесь могут пригодиться, что вообще умеют делать», — пояснил Александр.

В других жилых корпусах всё, в общем-то, одинаково – рядами стоят койки в два яруса, заправленные без единой складочки, отливают глянцем покрашенные в коричневый чистые полы, в комнате отдыха за просмотром телевизора сидят по несколько осуждённых, остальные в утренние часы на работе – в цехах или учатся.

Примечательно, что в корпусах есть свои кухни. Александр пояснил, что там есть холодильник, микроволновка, но нет плиты – готовить запрещено. Что ж, вероятно, живущие там мужчины просто асы в приготовлении блюд в микроволновке.

Осуждённые в свободное время занимаются кто чем – кто-то телевизор смотрит, кто-то картины рисует, правда таких не очень много. Есть спортсмены. Несколько лет назад все региональные СМИ писали, что в этой колонии появились занятия йогой. Что ж, может быть за несколько лет там целое практикующее сообщество образовалось?

Как рассказал один из заключённых, йога не получила популярности в стенах колонии – идейный вдохновитель освободился, затем перестала приезжать тренер, а осуждённые сильно не настаивали.

«По йоге у нас было два талантливых человека, которые ей занимались. На них двоих держалась вся группа. Потом один ушёл, освободился – в прошлом был мастером спорта СССР международного класса.

Он до сих пор практикует, преподаёт. По Иркутску дипломированных преподавателей-йогов такого класса, как он, нет.

А обучался он здесь по книгам и с тренером, когда она ещё ходила», — пояснил Александр.

Прямиком из жилых, под чуть ли не хором сказанное «Всего вам доброго, приходите к нам ещё!» мы отправились в цеха – раскалённый докрасна кузнечный и деревообрабатывающий, пахнущий свежераспиленным лесом.

Кузнецы и деревообработчики

По дороге Александр рассказал, что в колонии порядка 1,1-1,2 тысячи осуждённых, сидят они долго – до 25 лет, в основном, это убийцы и члены организованных преступных группировок.

Как и везде, тут своё общество – есть бедные и богатые, смелые и трусливые, грамотные с несколькими высшими образованиями и совершенно неспособные правильно написать свои имя и фамилию.

Никуда пока не делись все эти расслоения в обществе заключённых, статусы, о которых, по какой-то неведомой причине, знают даже школьники, но есть и изменения.

«Меняется колония, конечно. Цивилизованнее стало здесь, что ли. Есть люди, которые ничего не хотят – ни работать, ни учиться – а это, конечно, деградация. Что сказать о службе здесь… были те, кто не смогли – один день, и увольнялись.

Приходят – им рассказываешь, что это строгий режим, особые преступники. Выйдут на ежедневную проверку – а там стоит вся зона, все 1,2 тысячи человек. Это давит морально. Смотрят они на них и представляют, что всё это преступники… А если задуматься, сколько ещё преступников на свободе ходит.

Мы же их не боимся?» — делится размышлениями собеседник.

Тем временем мы уже открыли двери кузницы – в сумеречном помещении пахнет сваркой, в углах цеха заключённые в защитных масках обрабатывают железо – искры летят во все стороны. В кузнечной всё как положено: печь, молот, много железа и кузнец, стучащий по раскалённому металлу. Как пояснил спутник, скорее всего, он куёт что-то для камина.

Выяснилось, что ограждения на автодороге по улице Байкальской, кованые подставки под цветы, урны и узорчатые украшения лавочек в Иркутске – дело рук осуждённых 19-й колонии. Кроме того, городские указатели по достопримечательностям – тоже их работа.

Поговорить в этом цехе ни с кем не удалось – мужчины были заняты реальной, тяжёлой и требующей полной самоотдачи работой. Да и как, позвольте, подойти к человеку, от которого на метр вокруг рассыпаются искры? Ну уж нет – мы отправились в деревообработку.

Шагая по мягким опилкам, под звуки жужжащей электропилы мы добрались до цеха. Осуждённые тут делают срубы для домов, строгают доски – в этом месяце они вплотную заняты созданием больших, круглых бобин, на которые позже будут наматывать кабель.

«В день по 30 штук таких делаем!» — хвастается рабочий, ведя рукой по деревянной поверхности и показывая, как пойдёт линия спила.

Смена тем временем уже заканчивалась, мужчины чистили веником сапоги, готовились к обеду. На прощание, заключённые вновь пожелали нам вернуться, а Александр рассказал, что прораб на этом участке – человек необычный, награждённый орденом мужества в годы войны в Чечне.

К слову, на минуточку мы заглянули и в столовую, чтобы посмотреть, что у осуждённых на обед.

Щас спою!

После сытного обеда, по закону Архимеда полагается… нет, не поспать. Трудящиеся и обучающиеся мужчины вернутся на рабочие места. А мы пойдём в местный Дом культуры – там как раз репетирует музыкальная группа.

Три гитары, синтезатор, барабаны и вокал – шесть человек на сцене исполняют медленную чуть с хрипотцой песню в жанре шансон. По просьбе журналистов, музыканты согласились исполнить и композицию из репертуара «Арии». Как признался сам солист, раньше очень любил петь «Штиль», но потом что-то надоело.

Александр рассказал, что барабанщик группы – человек уникальный в своём роде, умеет играть на всех инструментах, а солист раньше был отъявленным бандитом: «Хулиган из хулиганов был – 209-я статья, ОПГшник в прошлом, а потом в клубе себя нашёл».

На втором этаже Дома культуры нам показали небольшую художественную мастерскую. Прямо над входом на стене единолично красуется копия работы Сальвадора Дали «Мадонна».

«Вот эту «Мадонну» – три недели рисовал. Можно и за четыре было – чем дольше – тем лучше, прорисовка больше. Восемь или девять лет рисую, но считаю, что я только начинающий», — рассказывает художник и он же солист группы.

Кирилл Фалеев Кирилл Фалеев Кирилл Фалеев

Оказалось, в шкафу у мужчины целая серия книг по живописи с репродукциями работ классиков.

Путешествие по колонии подходило к концу. Сотрудник пресс-службы ГУФСИН по Иркутской области Юлия Савельева заметила напоследок, что судьба заключённых, при всём видимом комфорте, нелегка. Они отбывают срок на протяжении многих лет – 10,15… 25.

Учатся, приобретают профессию, работают, находят себе какие-то занятия, обретают друзей, привыкают к укладу жизни, и однажды… выходят на свободу. На ту самую, с видом на просторное поле и лес вдалеке. Многие очень боятся именно этого момента – кого-то ведь дома и не ждут вовсе.

Как адаптироваться в изменившемся мире, начать жизнь почти с нуля – все эти вопросы ложатся на плечи освободившегося человека мгновенно, а помочь ему некому.

Екатерина Тимофеева17:39, 29 февраля 2016

Происхождение названия

По словам Матвея Мельхеева название Зоны происходит от бурятского зуун — «сто» и модон — «дерево» (сто деревьев) или от бурятского зуун модон — «сто вёрст» («верста» в переводе на бурятский модо), то есть отдалённая, расположенная вдали местность. С появлением русских переселенцев топоним русифицировался и принял форму «Зоны».

Также данный топоним связывается с родом Залайр-Узон, ведущим родословную от брата Чингисхана Узона и с бурятским или киргизским словом зон — «люди», «народ».

История

Населённый пункт впервые отмечен на карте в 1874 году. На то время его постоянное население составляло 22 человека. На 1878 год постоянное население улуса составляло уже 277 человек.

Экономика

Ранее в населённом пункте функционировал хромовый завод.

В настоящее время в Зонах работает сельскохозяйственный производственный кооператив (СХПК) «Страна Советов», специализирующийся на растениеводстве, животноводстве и пчеловодстве. На предприятии насчитывается около 120 постоянных сотрудников. Ему принадлежат находящиеся в селе пилорама, пекарня, 2 мельницы и откормочная база. Данное предприятие признано одним из лучших сельхозпредприятий Аларского района.

Инфраструктура

В селе функционирует средняя образовательная школа, в которой работает краеведческий кружок, в ближайшее время планируется создание школьного музея.

Население

Численность населения
2002 2010 2011 2012
823 ↘607 ↘605 ↘591

Национальный состав

В селе проживают русские, буряты, а также некоторое количество переселенцев из Европы, среди которых украинцы, белорусы, татары.

Примечания

  1. 1 2 3 Численность населения по муниципальным образованиям на 1 января 2012 года : стат. бюл. / Иркутскстат. – Иркутск, 2012. – 81 с.. Проверено 24 сентября 2016. Архивировано 24 сентября 2016 года.
  2. Численность сельских жителей в разрезе населенных пунктов Иркутской области, включая Усть-Ордынский Бурятский автономный округ (по итогам Всероссийской переписи населения 2002 г.). Проверено 21 января 2016. Архивировано 21 января 2016 года.
  3. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года по Иркутской области. Проверено 23 сентября 2013. Архивировано 23 сентября 2013 года.

Это заготовка статьи по географии Иркутской области. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *