Хищение кража

Каждый гражданин хочет, чтобы его личная жизнь была в безопасности, секреты оставались скрытыми от окружающих, а его данные и сведения из документов надежно защищены. И государство предоставляет для этого весьма обширный набор законов, который гарантирует конфиденциальность и защиту личности.

К сожалению, такие законы нарушаются достаточно часто. При этом нарушаются они как гражданами, так и различными организациями, в том числе и государственными. В этой статье мы расскажем об ответственности, которую накладывает разглашение персональных сведений, а так же о том, в каких случаях оглашение личной информации является административным преступлением, а когда – уголовным.

Общие понятия

Начать стоит с самого понятия «Персональные данные». С юридической точки зрения ими являются любые сведения из документов гражданина, не подлежащие огласке, а так же вся информация, которая должна храниться в секрете в соответствии с определенными нормативами и законами. При этом под данное понятие зачастую подводят различные личные сведения о человеке, его секретную и не предназначенную для разглашения огласку. Именно из – за этого может возникнуть путаница в определении ответственности и самого правонарушения. Так что мы рассмотрим разглашение личной информации и как административное, и как уголовное правонарушение.

Административная ответственность

Начнем с более точного определения персональных данных, а именно с информации из документов и сведений о личности, не предназначенных огласке и защищенных различными нормами законодательства. Это могут быть паспортные данные, личные идентификаторы гражданина, а так же иные сведения, например об имеющихся у него болезнях (защищены врачебной тайной). За распространение таких сведений уголовная ответственность не предусмотрена, так как работа с ними регулируется гражданским кодексом. И поэтому за наказание отвечает Кодекс об Административных Правонарушениях, а именно статья 13.11.

Статья 13.11 КоАП «Нарушение законодательства Российской Федерации в области персональных данных» защищает любые сведения, нераспространение которых гарантировано государством, состоит из 7 частей и достаточно подробно описывает все возможные виды наказания:

  • Часть первая. Рассматривает запрос и обработку личной информации в тех случаях, когда она не требуется по закону. Грозит предупреждением, наложением штрафа от 1000 до 3000 рублей для граждан, от 5000 до 10000 для должностных лиц и от 30000 до 50000 для юридических лиц;
  • Часть вторая. Рассматривает сбор и обработку информации без письменного согласия их владельца в тех случаях, когда оно необходимо. Наказанием послужит штраф от 3000 до 5000 рублей для граждан, от 10000 до 20000 для должностных лиц и от 15000 до 70000 для организаций;
  • Часть третья. Невыполнение оператором, выполняющим обработку данных, правил и норм по их опубликованию или обеспечению доступа. Наказывается штрафом от 700 до 1700 рублей для физических лиц, от 3000 до 6000 для должностных и от 15000 до 30000 для организаций;
  • Часть четвертая. Рассматривает нарушения в работе оператора, касающиеся его обязанностей по предоставлению персональных данных или информации об их обработке субъекту. Наказывается штрафом от 1000 до 2000 рублей для физических лиц, от 4000 до 6000 для должностных лиц и от 20000 до 40000 для юридических лиц;
  • Часть пятая. Рассматривает любое нарушение сроков в обработке, хранении, передаче, уничтожении персональной информации. Наказанием за такой проступок послужат штрафы от 1000 до 2000 рублей для физических лиц, от 4000 до 6000 для должностных лиц и от 25000 до 40000 для юридических лиц;
  • Часть шестая. Рассматривает нарушения, которые привели к распространению персональных данных случайно или умышленно, а так же ошибки при обеспечении безопасности личных сведений и закрытой информации. Наказываются подобные деяния штрафом до 2000 рублей для физических лиц, до 10000 для должностных лиц и до 50000 – для организаций.
  • Часть седьмая. Рассматривает нарушения законов о персональной информации, которые были замечены за сотрудниками муниципальных или государственных органов власти. Наказываются подобные нарушения штрафами до 6000 рублей.

Что такое кража личности?

Кража личности – это относительно недавно получивший существенное распространение вид преступлений, в ходе которых объектом преступного посягательства становятся персональные данные того или иного человека. Мошенники могут похищать персональные данные одного конкретного человека или группы лиц, в том числе неограниченной по своему численному составу, для последующего его незаконного использования, в том числе путём распространения в сети интернет и передачи третьим лицам.

Чаще всего совершение такого преступления направлено либо на причинение морального вреда тому человеку, чьи данные были распространены, либо на получение какой-либо материальной выгоды, в том числе и от жертв такого распространения (люди нередко готовы платить любые деньги за то, чтобы их личные данные были убраны из общего доступа).

Еще один вариант совершения такого рода преступления – это похищение информации о человеке или членах его семьи для осуществления каких-либо мошеннических действий. Чаще всего похищаются данные о детях, в том числе страдающих серьезными заболеваниями, для сбора средств от их имени или от имени их родителей.

В зависимости от типа преступления, а также от того, каким образом оно совершено и на что направлено, будут различаться и виды ответственности, к которой может быть привлечен тот или иной человек.

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность наступает в том случае, если были разглашены личные данные человека, создавшие угрозу его частной жизни, затронули его безопасность или предоставили для общего доступа сведения, которые не подлежат огласке и охраняются законами РФ. За подобные деяния отвечает статья 137 Уголовного Кодекса, именуемая «нарушение неприкосновенности частной жизни», которая включает в себя три пункта:

Часть первая статьи 137 УК РФ. Рассматривает незаконный сбор сведений о личной жизни гражданина, распространение этой информации, а так же распространение личных и семейных тайн гражданина посредством выступлений либо произведений для массовой демонстрации. Наказывается:

  • Штрафом до 200 000 рублей;
  • Штрафом в размере дохода виновного за полтора года;
  • Обязательными работами до 360 часов;
  • Исправительными работами сроком до года;
  • Принудительными работами на 2 года;
  • Четырьмя месяцами ареста;
  • Двумя годами лишения свободы.

Часть вторая статьи 137 УК РФ. Рассматривает все то же преступление но с той оговоркой, что информация была получена или распространена с помощью служебного положения виновного. Наказывается следующими способами:

  • 100 000 – 300 000 рублей штрафа;
  • 4 года принудительных работ;
  • 6 месяцев ареста;
  • До 4 лет лишения свободы;
  • Лишение права заниматься определенным видом деятельности, дающим полномочия, на срок до 5 лет.

Часть третья статьи 137 УК РФ. Она так же рассматривает распространение сведений публичным путем, но затрагивает только те данные, которые касаются преступлений, совершенных по отношению к несовершеннолетнему. А также совершенных путем причинения значительных физических или моральных страданий. То есть эта часть рассматривает распространение любых сведений, касающихся значительных преступлений и их влияния на личность потерпевшего. Наказанием будут выступать:

  • Штраф от 150 000 до 300 000 рублей;
  • Штраф в размере заработка виновного за период до 3х лет;
  • До 5 лет принудительных работ;
  • До 6 месяцев ареста;
  • До 5 лет лишения свободы;
  • Запрет на ведение деятельности, дающей определенные полномочия, на срок до 6 лет.

Статистика утечек

По данным аналитиков в 2019 году было скомпрометировано 1,04 млрд пользовательских записей, что в 27 раз больше, чем годом ранее. Наиболее часто индивидуальные данные граждан похищают из личных кабинетов банков и интернет-магазинов, особенно подвержены рискам утечек данных небольшие банки, использующие серые схемы платежей и не считающие необходимым полностью применять рекомендации регуляторов.

Центробанк в 2019 году опубликовал доклад, в котором рассмотрел наиболее популярные способы хищения индивидуальной информации. Специалисты регулятора отметили, что до 97 % преступлений происходят при помощи использования методов социальной инженерии.

Что еще можно требовать?

Многих граждан, чьи личные сведения были разглашены, совсем не устраивает стандартное наказание, которое может быть назначено за подобное преступление. В связи с этим пострадавший имеет полное право подать на обидчика в суд, потребовав у него выплаты компенсации. При этом требовать можно исключительно компенсацию за моральный ущерб, так как при разглашении сведений физического вреда не наступает.

Компенсация за моральный ущерб – понятие достаточно сложное. Это денежное взыскание, которое пострадавший может требовать за причиненные ему страдания и неудобства, вызванные разглашением его персональных данных или личных сведений. Потребовать её можно как во время разбирательства, подав ходатайство, так и с помощью отдельного самостоятельного иска. При этом размер её определяете вы сами, но он может быть уменьшен как по требованию суда, так и по просьбе ответчика. Если вы хотите подавать требования о выплате компенсаций за моральный ущерб, то полезным будет помощь юриста – только он сможет установить точный размер и подготовить бумаги.

Чужим является имущество, на которое лицо не имеет ни вещных прав, круг которых очерчен законом, ни обязательственных прав, которые могут создаваться по усмотрению самих лиц. К вещным правам, например, относятся: право собственности, право пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, сервитуты и т.п., а к обязательственным правам относятся право аренды, найма, хранения и т.п. Статья 148 (2) УК защищает права любого законного владельца недвижимого имущества, независимо от того, на каком правовом основании он этим имуществом владеет и какова форма собственности имущества. Права владельца имущества защищаются от неограниченного круга субъектов, обязанных не нарушать его право владения имуществом. В частности, арендатор наделен правом защиты своего владения даже против собственника (арендодателя .

Объективную сторону преступления, предусмотренного ст.148 (2), образуют действия, выраженные в неправомерном завладении чужим недвижимым имуществом без указания на последствия или какие-либо позитивные особенности в виде места, времени совершения преступления и т.п. Такая конструкция получила название в уголовно-правовой литературе «формальной», а состав преступления признается оконченным с момента завладения имуществом. Вместе с тем можно рассматривать как «негативную» особенность указание на то, что завладение чужим имуществом не должно подменяться хищением этого имущества. Понятие «хищение» определено в ч.1 примечания к ст.144 УК: «Под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества». При этом хищение, будучи понятием обобщающим, может быть совершено различными способами: кража, грабеж, разбой, мошенничество, присвоение вверенного имущества. Различие между хищением и незаконным завладением в том, что при хищении завладение носит не временный характер, а является окончательным.

«Неправомерное завладение» означает самовольное, не основанное на законе завладение имуществом, даже если имущество является спорным, поскольку правомерный способ изъятия имущества из чужого незаконного владения — это гражданско-правовая процедура виндикации (ст.301 ГК), а само выражение «завладение» производно от понятия владеть, т.е. реально обладать имуществом. Способ завладения (обман, насилие, тайное, открытое и т.д.) как элемент объективной стороны не указан.

Законодатель выделил недвижимость из других видов имущества и уголовную защиту недвижимости усилил, установив, что помимо «традиционных» преступлений против недвижимости, таких как уничтожение или повреждение имущества, хищение, вымогательство и т.п., признается преступлением и незаконное завладение недвижимостью, что прежде к числу преступлений не относилось. Причина усиления защиты недвижимости (независимо от формы собственности и вида вещных прав) в экономической и социальной политике государства.

В одном из проектов УК РФ также была статья, предусматривающая ответственность за «завладение чужим недвижимым имуществом из корыстных побуждений независимо от способа». И в науке, но уже после принятия нового УК, внесено предложение о дополнении главы 21 статьей, которая устанавливала бы ответственность за «неправомерный захват чужого недвижимого имущества без цели хищения» .

Выводы по I главе

Таким образом, недвижимое имущество как предмет преступного посягательства, практически не рассматривалось. Можно говорить о уголовно-правовых нормах предусматривающих недвижимость как предмет преступлений, не связанных с посягательством на собственность.

Следует отметить, что правовой режим не однороден внутри самой системы недвижимых вещей. Существуют различия в регулировании правового режима различных видов недвижимости. Особенно заметны такие различия в регулировании недвижимых вещей, которые являются таковыми в силу своих естественных свойств, и тем недвижимым имуществом, которое наделено статусом недвижимости в силу закона.

Именно в силу естественных свойств, которыми обладают недвижимые вещи, определенные таковыми в силу закона (недвижимость как фикция), невозможно реализовать в отношении них все те принципы, которым подчинено регулирование недвижимых по природе вещей. Так, общим правилом регистрации земельной недвижимости является учет этих объектов по их местонахождению. Очевидно, что подвижные объекты недвижимости (морские и речные суда, воздушные суда, космические объекты) не могут быть зарегистрированы по месту их нахождения в принципе, поскольку они в силу их экономической, хозяйственной предназначенности непрерывно перемещаются. Это вызывает необходимость определения принципа регистрации таковых объектов и установления особенностей порядка таковой регистрации. Не случайно, что Закон о госрегистрации прав на недвижимость не распространил свое регулирование на сферу регистрации прав на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты (п.1 ст.4). Регистрация этих недвижимых вещей осуществляется по особым правилам, существенным образом, отличающимся от регистрации недвижимости, которая является таковой в силу естественных свойств.

Глава 2. Преступления посягающие на недвижимое имущество

Одним из распространенных мотивов преступления указанных в Уголовном кодексе РФ и часто встречающихся в судебно-следственной практике, является корысть. В то же время, несмотря на традиционность закрепления в отечественном уголовном законодательстве корысти (п. «з» ч. 2 ст. 105, п. «з» ч. 2 ст. 126, ст. 153, ст. 154, ст. 155, ст. 170, ст. 181, ч. 2 ст. 183, п. «з» ч. 2 ст. 206, ч. 1 ст. 245, ч. 1 ст. 285, ст. 292, ч. 1 ст. 325 УК и т. д.), до настоящего времени в уголовно-правой науке не существует единой точки зрения по вопросу о содержании данного мотива. Эта особенность с неизбежностью выдвигает один вопрос принципиального характера, а именно — как же истолковывать корысть в законодательстве и судебно-следственной практике? Прежде всего, необходимо отметить, что имеющиеся по этому вопросу расхождения касаются объема понятия корысти: ограничительного (узкого) и широкого толкования. В частности, одни ученые под корыстью понимают материальную выгоду в широком смысле этого слова — получение денег, имущества, имущественных прав, права на жилплощадь и т. п., а также намерения избавиться от материальных затрат — уплаты долга, платежа алиментов и т. п. Другие полагают, что такое понимание корысти не соответствует общепринятому в русском языке понятию «корысть» как «страсти к приобретению, наживе» и что корысть означает получение новой материальной ценности, которой преступник не имеет, но хочет иметь. Третьи выдвигают предложение рассматривать корысть как материальную заинтересованность в её широком понимании и т. д. Положительные моменты той или иной позиции по данному вопросу были подробно рассмотрены в теории уголовного права, поэтому нет необходимости их излагать повторно. Отметим лишь, что строгая ограниченность рамок понятия корысти крайне нужна для правильного отправления правосудия, в противном случае строгое соблюдение законности при квалификации преступлений невозможно. В Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указывается, что корыстные побуждения направлены на получение материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или права на его получение, прав на жилплощадь и т. п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнение имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.). Решение Пленума Верховного Суда России не является законодательным актом, тем не менее указанное разъяснение существенно отличается от обычных доктринальных толкований, которые приводятся в уголовно-правой литературе, поскольку дается официальным государственным органом, полномочным давать такого рода разъяснения. Оно тем более важно, что в законе, как мы указывали, отсутствует дефиниция корысти как мотива. В современной науке уголовного права наиболее распространенным является понимание корыстного мотива как стремления к материальной выгоде лично для себя или для других лиц, в судьбе которых виновный заинтересован. Такая трактовка корыстного мотива в настоящее время является господствующей и в современной науке уголовного права, и в судебной практике. Однако приведенное положение представляется нам неудачным и неприемлемым прежде всего ввиду своей нечеткости. По своему содержанию корысть не только связана с антисоциальным поведением, но она может породить только такое поведение. В связи с этим, появление в сознании некоторых лиц корыстного мотива (чувства противоправной материальной выгоды) свидетельствует о беспредельно низком моральном уровне этого человека и крайней степени его социальной опасности. Резюмируя изложенное, мы полагаем, что в целях преодоления в теории и практике противоречий в толковании понятия «корысти» целесообразно сформулировать следующее определение: корысть — это чувство противоправной материальной выгоды, обуславливающей стремление извлечь материальную выгоды для себя или для других лиц. Указанное понятие корысти как мотива должно быть одинаковым для всех составов преступлений, так как теория и практика, безусловно, заинтересованы в том, чтобы один и тот же юридический термин выражал только одно содержание, одну сущность (данная точка зрения разделяется многими авторами). Такое понятие, как нам представляется, должно быть закреплено в уголовном законе, иначе, как показывает следственно-судебная практика, неизбежны разночтения в квалификации преступлений. Изучение примеров из судебной практики, показывает, что мотив преступления, являясь признаком субъективной стороны, помогает правоприменителю правильно квалифицировать деяние и отграничить его от смежных составов преступлений. Например, похищение человека из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК) предполагает похищение, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц. При этом корыстный мотив возникает у виновного до начала совершения преступления, служит его психологической причиной. Возникновение корыстного мотива после похищения человека, в процессе его удержания не может служить основанием для квалификации преступления как совершенного из корыстных побуждений. Также на основе примеров из судебной практики, а также результатов проведенного автором социологического исследования, выявлены недостатки в конструкции обязательных и квалифицирующих признаков преступления содержащих указанный мотив, а также сформулированы предложения по их устранению. Так, в частности, законодатель для обозначения мотива корысти прибегает к различным терминам (корыстные побуждения, корыстная заинтересованность и т. д.), что свидетельствует об отсутствии четкой логики при законодательной формулировке данного мотива. Поэтому, мы полностью разделяем предложение тех ученых, которые считают вполне обоснованным во всех подобных случаях использовать термин «мотив». В связи с изложенным отметим неудачность формулировки определения хищения в примечании 1 к ст. 158 УК РФ, где указана корыстная цель, на что уже много раз обращалось внимание в юридической литературе. Одни ученые исходят из позиции необходимости оставления термина «корыстной цели» в примечании, другие указывают на необходимость её замены термином «корыстный мотив». Вторая точка зрения нам представляется правильной, однако она является недостаточно полной. Вполне обоснованным представляется отражение в данной норме и мотива и цели, которая способствовала бы решению данного спора и привела бы к компромиссу. В связи с этим предлагается в примечание 1 к ст. 158 УК РФ внести изменения, заменив формулировку с «корыстной целью» на словосочетание «с корыстным мотивом и целью извлечения материальной выгоды». Необходимо внести изменения и в ст. 170 УК РФ, ч. 1 ст. 181 УК РФ, ч. 1 ст. 285 УК РФ, ч. 1 ст. 292 УК РФ, ч. 1 ст. 325 УК РФ и изменить формулировку «из корыстной и иной личной заинтересованности» на «с целью извлечения выгод и преимуществ для виновного или других лиц». Также предлагается внести изменения в ч. 2 ст. 282 УК РФ, дополнив её п. «г»: «с корыстным мотивом», так как в связи с проведенным исследованием установлено, что указанный мотив служит отягчающим обстоятельством данного состава преступления, за совершение которого уголовная ответственность должна быть усилена. Таким образом мы не отрицаем теоретическую и прикладную значимость нормативного закрепления этого мотива в действующем законодательстве. Следует отметить, что в данной работе рассмотрена лишь часть наиболее спорных норм Уголовного кодекса РФ, где явно прослеживается отсутствие четкой логики при законодательной формулировке корысти как мотива преступления. Поэтому современное состояние обозначенной проблемы ещё далеко от окончательного решения всех научно-практических вопросов, что, в свою очередь, создает побудительный стимул к формированию новых направлений исследований.

Каковы причины корыстолюбия

Корыстные планы не рождаются спонтанно. В период формирования психики ребенок учится воспринимать мир – он видит, как одни поступки вознаграждаются, а другие порицаются. Понятие корыстолюбия зарождается в тот момент, когда ребенок не ассоциирует постоянный поиск наживы с проблемой. Происходят такие сбои в психическом развитии, когда никто не занимается воспитанием ребенка или после пережитого травмирующего события малыш не может понять, как следует поступать в сложной ситуации.

Ребенок не видит плохого в том, чтобы искать выгоду. Для него – это некое спасение или отвлечение. Во взрослой жизни мысли о выгоде и методах ее получения только укореняются: мужчина или женщина не дает себе отчета в том, что ментальная установка ложная.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *